Цугцванг — геноцид армян

Несчастья ходят – бродят на просторе,
До времени скрываясь с глаз…
Сейчас лишь я узнал о вашем тяжком горе,
О буре, поразившей вас.

Империалистическая война 1914г. не только перекроила европейский мир, но она породила самую кровавую драму,сцены, которые уже сто лет закрыты тяжелой портьерой от мира. Кто не дает открыть полог правды? Почему стук в сердца правительств, не приводит ни к каким результатам? Молчание виновников, подстрекателей и руководителей этой бойни остается без ответа. В дни столетних событий необходимо напомнить малую толику свидетельств тех кровавых лет.

После очередной резни армян в 1909 г в Адане, МИД России неоднократно ставила вопрос перед правительством Турции и только 26 января 1914 года был подписан Акт между представителем России и великим визирем, который может рассматриваться как первая хартия армянской нации, хартия, вырванная Россией у Турции и Германии. Обо всем этом МИД России издал в 1915 году «Оранжевую книгу», в ней материалы министерства между державами и Портой о введении реформ в Турецкой Армении.

Вся Европа в первую мировую войну представляла из себя один сплошной военный лагерь, или целый ряд замкнутых лагерей, проникновение в которые обставлено, даже для союзников, необыкновенными затруднениями и предосторожностями. Строгая военная цензура, прекращение обычных торговых и культурных сношений не позволяют составить себе ясное представление о действительном положении воюющих, и даже нейтральных стран Европы. Но из всех воюющих стран наибольшей загадкой оставалась Турция, которая по составу своего населения является исключительно азиатской страной. Бури, потрясающие эту страну, проносятся главным образом на обширных пространствах Малой Азии и Аравии. Лишь случайно и изредка завеса, скрывающая тайны внутренней жизни этой страны, отдергивается на момент, поражая взоры зрителей открывшейся картиной, и вновь закрывается ..

Благодаря этому нельзя не придавать особой цены сведениям, опубликованными в 1917 году в «Русских ведомостях» из сообщений в «Outlook»,где американский журналист и путешественник по Малой Азии д-р В. Эллис делится своими путевыми заметками. В.Эллис, со слов своего друга, проведшего более 25-ти лет в Typции, Малой Азии и Аравии, в совершенстве изучившего эту страну,языки ее различных народностей и столь свыкшегося с языком, правами и привычками арабов, что несмотря на свою принадлежность к чистой породе американского янки, этот янки передает свой рассказ, переводя мысли с арабского на английский язык, с манерами свойственными природным арабам.

Турецкие властители.

«В Константинополе теперь являются диктаторами Энвер-паша, Талаот-бей, Кедри-бей и Халил-бей. Последние, несомненно, примкнули к тесной группе младотурок, скрытой от глаз широкой публики. Турцию бросил в объятия Германии сам Энвер-паша. Он видел, что недовольство в стране против него и его политики все возрастает, и, чтобы спасти свое господство, он отдался под покровительство Германии.

«Константинополь теперь превратился в немецкий город. Всюду – германцы. Хотя употребление всех языков, кроме турецкого, запрещено, но все объявления, сообщения и приказы, расклеенные по стенам, печатаются и на немецком языке. Английский язык запрещен… Представьте наше положение, американцев», — говорит янки.

«В городе имеется несколько станций беспроволочного телеграфа. Одна из них, руководимая немцами, находится под контролем турецкого правительства; все остальные находятся в исключительном распоряжении германских властей. Никакого вмешательства турецких властей в них не допускается. Константинополь занят сильным немецким гарнизоном, на который Энвер-паша смотрит, как на свою охрану».

Нищета.

«Нищета — неописуемая. Народ буквально мрет с голоду, как в самом Константинополе, так и в большинстве других городов империи. Положение вдов и сирот, убитых солдат всего ужаснее. Ибо жены и дети солдат получают какую-нибудь поддержку, пока солдат жив; но как только он выбывает, из строя, всякое пособие прекращается. Нельзя без ужаса смотреть на изможденные и даже почерневшие от продолжительного голода лица массы людей. Беднота толпами осаждает госпитали иностранных миссий, умаляя дать им помои из кухни в надежде найти в них кусочки хлеба, апельсинные корки и всякие отбросы. Все ящики для отбросов, тщательно разбираются. Во всех домах принято теперь все «съедобное» завертывать в бумагу отдельно и класть рядом с сорным ящиком. Днем и ночью люди прокрадываются внутрь дворов, выпрашивая корочек и отбросов с кухни. Мы знали, — говорит американец, — множество семей, которые одна за другой вымирали целиком от голода и тифа. Миссия, по секрету от враждебно настроенных чинов полиции, нередко брали женщин и детей в госпитали, как больных, держали их по неделе, откармливали и выпускали вновь… на нужду и смерть. Правительство хоронит умерших от болезней и голода, — по 40 и 50-ти человек в день!

«Вот уже 16 месяцев, как население в стране собирает всякие растения и коренья, которые можно есть. Один из моих соседей посадил было картофель перед нашими окнами. Но в первую же ночь пришли бедняки, голодные, и выкопали, растащили и поели всю посадку».

«В 1915 году урожай хлебов во многих местностях совсем погиб, благодаря почти поголовному выселению армян. Из того, что было тогда собрано, точно так же, как и из сбора 1916 года, все, что было можно было,отправлено в Германию. Но и сбор 1916 года был ниже самого низкого нормального,вследствие недостатка рук и реквизицию скота, телег, сбруи и орудий. Германия стремилась пробиться к Константинополю, надеясь найти в Турции житницу центрального союза. В результате — сама Турция, помирает с голода».

«Когда я проезжал через Германию, — говорит американец,- чиновники спрашивали меня, осмотрев мой паспорт: «Много ли хлеба и провизии в Турции?». Я отвечал откровенно, что цены на съестные припасы увеличились в восемь раз, и бедный народ продает всю кухонную посуду, чтобы купить себе пищи».

«Всякая торговля почти прекратилась. Сахара там совсем нет. В каменном угле — страшная нужда. Растительные масла и керосин продаются по 4 доллара за галлон (3 штофа), да и то трудно достать. Лекарств нет. Благодаря этому смертность в Турции — страшная, даже среди местных врачей».

«Заразные болезни быстро распространяются, преимущественно тиф и холера. По соседству с нами были устроены бараки для солдат, в остановочном пункте при движениях войск. В Турции все в один голос утверждают, что половина армии погибла от болезней».

«Трудно сказать, кому из народов Турецкой империи живется хуже. Евреи, живущие в Иерусалиме и его окрестностях, не успевшие сесть на американские суда, находятся в ужасном положении и живут в ожидании очередной почты, в надежде, что она принесет помощь со стороны. В Сирии насчитывается от 80-ти до 100 тысяч лиц, умерших от острого голода или недоедания. И положение ухудшается со дня на день. Америка должна придти на помощь, если желает спасти хоть часть народа, населяющего Святую Землю».

«О выселении армян, об избиении их и всяких бедствиях более слухов проникло в печать. Но прошлым летом жестокость и избиение их разгорелись с новой СИЛОЙ, особенно среди армян, пригнанных на постройку железной дороги и для прорытия тоннелей под руководством немцев. Их постигла та же судьба, что и поголовно выселяемых армян. По общему мнению американцев, живущих в Турции, едва ли 20%, а вероятно, — не более 10% всего выселяемого населения дошла до места назначения. А, ведь, число выселяемого населения превышало один миллион душ!

Водном месте к толпе пригнанных армян местные христиане принесли было пищу. Турецкие власти не допустили. Tе, обратились с жалобой к губернатору. Губернатор грубо ответил: «Их пригнали не для того, чтобы здесь жить».

*   *   *

Чтобы понять роль армян в жизни Турции, можно немного почерпнуть из газет той эпохи:

1915 год. Предводитель турецких децентристов и редактор издающейся в Париже газеты „Meшpyтиep . Шериф-бей послал в редакцию швейцарской газеты «Журнал де Женев» (“Journal de Gene’ve”), пространное письмо, в котором, между прочим, пишет следующее:

«Позвольте мне, через вашу газету,к появившейся в одном из ее номеров статье «Истребление целого народа» присоединить мой протест против кровожадного комитета «Единение и прогресс», который в XX в.,возобновляя свои печальные деяния, присущие прошлым векам варварства, превзошел зверства Чингиз-хана и Тамерлана.

Армяне всегда отличались своими заслугами перед страной, своими талантливыми деятелями, во всех отраслях торговли и промышленности, в науке и ремеслах.

Они ввели в Турции печатное дело и театр. Их поэты, литераторы, крупные финансисты и другие деятели доставили бы честь любой стране в Европе.

Перечислив имена армянских историков и литераторов, Шериф-бей продолжает:

«Не армян ли был Отян, автор турецкой конституции и сотрудник Миухат-паши? Героем персидской революции явился Гарибальди Востока Ефрем-хан,вдохновленный другим армянином, Мелион-ханом. Иво имя справедливости должны заявить, что в Турции, как и в Персии,наиболее яростными противниками тирании были армяне, столь много способствовавшие установлению конституционного режима.

Не найдется, ни одного интеллектуального турка, который не разделял бы мнение члена английского парламента и моего друга Линга, говорившего:

«Армяне особенно способны быть посредниками в деле введения новой цивилизации. Они свыклись с наивысшими нашими идеалами и усваивают все новые проявления европейской культуры с такой жадностью, что ни один другой народ не способен сравняться с ними в этом».

И при мысли о том, что такой народ, сыгравший созидательную роль в деле возрождения турецкого государства исчезает из истории, что народ этот не только порабощен, как евреи во времена сирийцев, но и истреблен, при этой мысли должны обливаться кровью наиболее черствые сердца.

Через посредство вашей газеты я желал бы выразить умирающему от рук убийц народу, свое возмущение палачам и свое безграничное сочувствие жертвам». „Баку*.

*   *   *

МАРСЕЛЬ КАШЕН, ДЕПУТАТ СЕНЫ АРИСТИДУ БРИАНУ,
МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ, ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА
ПАРИЖ, 19 ДЕКАБРЯ 1915

По рассказам заслуживающих доверие очевидцев погромы своей жестокостью превышают погромы 1894-1895, а год 1915 залил кровью всю Армению…

… в 1915 году миллион этих несчастных были исстреблены под руководством бывшего воспитанника Берлинской военной академии Энвера-паши при соучастии немецких офицеров и консулов. Комитет иностранных дел нашей палаты был информирован уважаемым господином Агароняном о новой попытке истребления целого народа. Трагическая история этого видного армянина подтвердилась докладами американских и швейцарских миссионеров и консулов, которые включены в последнюю книгу уважаемого лорда Брайса.

… никто не может остаться равнодушным к мученической гибели этого народа, обреченному на истребление. В ответ на сегодняшние несчастья Франция поднимет голос протеста против этих ужасных преступлений согласно традициям благородства и добросердечия.

A.M.A.E., Guerre 1914-1918, Turquie, tome 887, ff. 244-245v). A. Beylerian, les grandespuissances, l’empire ottoman et les armeniensdans les archives francaises (1914-1918), p. 148

продолжение

Запись опубликована в рубрике Ибраев Геннадий Алимович, Кто Контролирует Прошлое - Контролирует Будущее. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Цугцванг — геноцид армян

  1. Геннадий Алимович Ибраев говорит:

    В статье указано сообщение американского журналиста и путешественника по Малой Азии д-р В.Эллиса, который делится своими путевыми заметками. Это сообщение не имеет конца текста и заканчивается как репортаж. Эту самую статью перепечатала газета «Сибирская жизнь» 4 февраля 1917 года. В ней эта заметка опубликована полностью и конец передает весь УЖАС происходящего и действительное ГОРЕ армянского народа.

    «Люди, никогда не испытавшие собственным носом страшного зловония, исходящего от разлагающихся трупов – люди, никогда не видавшие истощенных тел, умирающих от голода иваляющихся по дорогам армян; люди, не бывшие очевидцами и не слышавшие собственными ушами той невыразимой, грязной, чисто – восточной брани, летевшей из уст зрителей, и той утонченной жестокости, с которой эти зрители обращались с несчастными, беззащитными и беспомощными жертвами, часто понять не могу почему американцы, живущие в Турции, готовы одобрить какие угодно средства, лишь бы прекратить все эти ужасы.

    Нет, а я скажу: «Мы не понимаем равнодушного отношения к этим ужасам со стороны Америки. Если бы вам пришлось видеть, как умирающая старуха своими собственными руками выкапывает себе неглубокую ямку-могилу, как она укладывается в нее, стараясь засыпать себя и прикрыть чем-нибудь сверху, из боязни, чтобы собаки, которые бегают по дорогам и пожирают тела, не съели ее заживо, – о, я посмотрел бы,что бы вы сделали и сказали!»