Концептуальные истоки кризиса мировой кредитно-финансовой системы и методологические предпосылки ее устойчивого функционирования

Уважаемые друзья, предоставляем Вашему вниманию, текст очередной видеозаписи в блоге Президента Д. Медведева, посвященной ситуации в связи с глобальным финансовым кризисом

Д.МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте!

Хотел бы поговорить о том, что волнует сейчас весь мир, — о глобальном финансовом кризисе. Большинство стран столкнулись с тем, что грубые ошибки — ошибки, совершённые рядом государств (и прежде всего Америкой), — привели к серьёзным проблемам. Удельный вес американского финансового рынка и его влияние на мировую экономику очень велики. Поэтому кризис, случившийся в США, рикошетом ударил по экономике практически всех стран.

Случись это лет пять-семь лет назад — возможно, кризис затронул бы Россию в меньшей степени. Сейчас ситуация другая: мы страна с открытой экономикой. С одной стороны, это даёт нам огромные преимущества, с другой — вынуждает реагировать и решать те проблемы, с которыми столкнулись и другие ведущие государства. А сегодня все они решают одну проблему: как выйти из мирового финансового кризиса с минимальными потерями.

Что происходит в мире? Резкое снижение доступности кредитов ведет к падению спроса, сжимаются сами рынки сбыта, сокращается использование производственных мощностей и идут увольнения работников, что вызывает новый виток уменьшения спроса. Приостанавливаются инвестиционные программы, откладываются планы расширения производств.

Скажу откровенно: Россия в этот тяжелый круговорот ещё не попала. И имеет возможности этого избежать. Обязана избежать.

Правительства и центральные банки ведущих стран мира сейчас многое делают для оздоровления ситуации, для обеспечения экономики необходимыми ресурсами. Мы тоже приняли ряд мер, которые должны восстановить в ближайшем будущем доверие в финансовом секторе и нормальный процесс кредитования. Кроме того, приняты решения, направленные на устойчивое функционирование розничной торговли, сельского хозяйства, строительства и машиностроения, оборонно-промышленного комплекса, на поддержку малого предпринимательства. Из-за падения глобального спроса и невозможности привлечения кредитов в прежнем объеме именно эти сферы требуют нашей первоочередной поддержки. Наши действия должны в значительной мере компенсировать названные отрицательные факторы.

Золотовалютные резервы и Стабилизационный фонд создавались именно для таких сложных периодов. И у нас есть возможность избежать валютного, банковского или долгового кризиса, пройти через сегодняшние трудности, не потеряв созданного потенциала.

Но сейчас важно не только защититься от проблем, но и по максимуму использовать возникающие возможности, а их немало.

Во-первых, неизбежно начнется формирование конкурентоспособных компаний, в том числе за счёт консолидации активов в различных секторах экономики (включая банковский сектор, розничную торговлю, строительство). Мы будем готовы принять необходимые меры и предоставить дополнительное финансирование на эти цели. Стабильность развития в этих сферах будет способствовать и созданию новых рабочих мест.

Во-вторых, финансовые организации должны стать эффективнее, уделить больше внимания показателям надёжности. Это повысит устойчивость нашего банковского сектора в целом, сделает его более привлекательным для инвесторов и вкладчиков.

В-третьих, в условиях падающего спроса российские компании будут снижать издержки производственной деятельности. И здесь важно максимально быстро привести структуру производства, технологии и управление в самый современный вид. Таким образом, энергоэффективность и производительность труда могут подняться до уровня, который позволит конкурировать с наиболее успешными зарубежными компаниями. Государство поддержит и создание эффективных рабочих мест, и налоговое стимулирование инноваций, и переподготовку кадров.

В-четвёртых, надо использовать сегодняшнюю ситуацию для модернизации в тех сферах, где мы действовали слишком медленно: это касается образования и здравоохранения, судебной реформы, технического регулирования, перехода на «цифру» — на цифровые технологии.

И, наконец, мы должны активно участвовать в разработке новых правил игры в мировой экономике — для получения максимальных выгод для себя и для продвижения новой идеологии, обеспечивающей демократичность и устойчивость глобальной финансовой архитектуры. Должно быть больше финансовых центров, больше резервных валют, больше механизмов коллективного принятия решений (я об этом неоднократно говорил). И выгодно это и всем нам, и всем нашим партнёрам.

15 ноября лидеры ведущих государств встретятся в Вашингтоне, чтобы обсудить эти проблемы. Россия намерена активно продвигать свои идеи.

В завершение хотел бы сказать, как планирую развивать мой видеоблог. Я, конечно, посмотрел ваши отклики на первую запись от 7 октября. Многие из вас хотели бы оставлять свои комментарии. Считаю такую реакцию лучшим откликом, который я только мог бы получить. Спасибо за ваше стремление заинтересованно и ответственно обсуждать темы, важные для всего нашего общества.

Это действительно здорово, и мы обязательно будем развивать интерактив. Но прошу понять и нас: трудно обрабатывать большие массивы поступающей информации. Поскольку мы относимся к этому вполне серьёзно — не менее серьёзно, чем вы, во всяком случае, — то должны, как следует подготовиться. Но, кстати, вы уже сейчас можете написать мне — и сделать это через сайт.

Спасибо и всего вам доброго!

Наш отклик:

Уважаемый Господин Президент! Выполняя Ваше пожелание, мы отсылаем Вам свой отклик: — статью В.А. Ефимова «Концептуальные истоки кризиса мировой кредитно-финансовой системы и методологические предпосылки её устойчивого функционирования». В 2001 году, благодаря самоотверженным, активным действиям сторонников Концепции Общественной Безопасности, эта статья была распространена огромными тиражами по всем регионам России. С тех пор многое изменилось, но мы считаем, что основные положения этой статьи остаются весьма актуальными и в настоящее время. Будем счастливы, если деятельность нашего сайта «Дело Сталина» и предлагаемую нами статью, — Вы сочтёте полезной. Всего Вам самого доброго и всяческих успехов в Вашем благородном деле возрождения и становления нашей Великой Родины.

Концептуальные истоки кризиса мировой кредитно-финансовой системы и методологические предпосылки ее устойчивого функционирования

Виктор Алексеевич Ефимов,
к.т.н., концептуальный аналитик,
представитель Концептуальной аналитической группы
«Внутренний Предиктор СССР».

 

«Не во всякой игре тузы выигрывают.»
К.Прутков

1. Метрологическая несостоятельность и военные подпорки системы мировых валют.

На прошедшей 6-7 марта 2001 года в Пансионате «Бор» Управления делами Президента РФ первой Деловой встрече, фактология проблемы была изложена достаточно полно, что избавляет меня от необходимости обстоятельно обосновывать неизбежность предстоящего краха глобальной долларовой пирамиды и позволяет обратиться к фундаментальному анализу, к концептуально-методологическим аспектам мирового финансового кризиса.

Ничем не сдерживаемое масштабное строительство глобальной финансовой пирамиды предшественники Мавроди начали, как известно, с 15 августа 1971 года, когда Президент США Никсон в одностороннем порядке подписал указ о приостановлении золото-слиткового обеспечения девизной валюты. Последнее же, перечеркнутое этим указом Бреттон-Вудское соглашение (1944 г.), наполняло валюты материальным содержанием через привязку к доллару, который в свою очередь должен был беспрепятственно обмениваться на золото в пропорции 35$ за унцию (31,1 г). С 1971 года одномоментно все без исключения мировые валюты утратили связь с товаром-инвариантом, лишились масштаба, своего абсолютного значения, сохраняя лишь условные относительные соотношения между собой. Исключительно благодаря инерционности мышления, изменившие свою базовую суть, раскрашенные бессмысленные бумажки и цифры в компьютере вот уже 30 лет де-юре воспринимаются одураченным человечеством в качестве денег. По данным немецкого экономиста Пауля Фрица, в предстоящей попытке соотнести эти мифические виртуальные ценности с чем-то материальным, имеющим потребительскую стоимость успеха достигнут владельцы не более 4% «бумажных сокровищ». Именно такой разрыв сформировался между «бумажными богатствами» и чем бы то ни было реально существующим на Земном шаре.

Деньгами же де-факто был и по определению остается товар, который в основе своей чаще любых иных товаров выступает в товарообменных операциях, другое дело, что свидетельство о владении таким товаром может быть оформлено и на бумажном носителе, и в электронной форме. Если специалисты, ответственные за функционирование денежной системы, не выявили и не зафиксировали такой товар-эквивалент, то возможности денежной системы расходятся с потребностями реального сектора экономики, и мы имеем мыльные псевдоденежные пузыри в одном месте, неплатежи, векселя, зачеты в другом и т.п. Если вы не выявили существо закона всемирного тяготения и не сформулировали его на бумаге, то это не избавляет вас от камня, падающего на голову. В вопросах же финансов нынешняя экономическая псевдонаука лишь спрятала голову в песок, не выявляя причину камнепада. Полная абсурдность ситуации обнажится, как только вы вчитаетесь в надписи на российских, с позволения сказать, деньгах, а равно на долларах.

С 1971 года на Земном шаре впервые в истории человечества мировая экономика лишилась единицы измерения экономических величин, превратившись из подобия науки исключительно в средство заклинания стихий. Ведь наука, по точному выражению Д.И.Менделеева, начинается там, где начинают измерять. Измерения же в отсутствие общей единицы измеряемой величины, принятой за эталонную, невозможны. Если в механике, как в финансах, отменить эталонные значения килограмма и метра, и ограничиться лишь еженедельно пересматриваемыми их соотношениями с фунтом и дюймом, то тогда, например, при сборке международной космической станции возникнут проблемы, аналогичные ныне существующим при «сборке» глобальной макроэкономической системы, в системе международных расчетов. В частности «обвешивание» на продуктовых рынках станет таким же законным актом как нынешнее узаконенное глобальное финансовое обворовывание миллионов сограждан под благозвучными научными названиями типа дефолт, падение курса и т.п. Неопределенность ценовой шкалы, инварианта прейскуранта цен на товары исключает возможность однозначного сопоставления экономических параметров разных регионов, разных лет.

По вышеуказанным причинам весь анализ устойчивости нынешней кредитно-финансовой системы, фактологии ее провалов, сроков краха в большей степени является предметом анализа для журнала «Юный техник», но не для серьезных Деловых встреч, на которые претендует наше мероприятие. Любому здравомыслящему аналитику перспектива понятна, одна из моих давнишних газетных публикаций имеет красноречивое название: «Спасти доллар может только мировая война». Естественно, организованная во многих регионах земного шара, за исключением зоны США. Так что предназначение ныне организуемых обильно финансируемых немотивированных военных конфликтов по всей дуге Европа-Азия очевидно. Анализ причин этих конфликтов тоже не для серьезных аналитиков — это вопрос психики, а точнее сказать клиники тех глобальных разработчиков, которые с завидной настойчивостью разогревают исламско-христианский конфликт, не имеющий под собой никаких оснований, кроме колоссальных финансовых средств, в равной мере провоцирующих обе предварительно загнанные в нищету, враждующие стороны.

С концептуальных позиций очевидно, что такие фигуры как Милошевич, Саддам Хусейн, Бен Ладен, лидеры чеченских боевиков и иные неуловимые диктаторы и террористы проплачиваются из одного и того же кошелька, что и исполнители гуманитарных бомбометаний в сторону закрепленных за ними регионов. Их предательские функции по отношению к своим народам не меняют своей сути от того, работают ли они в прямом сговоре с агрессором, либо управление ими осуществляется в обход сознания. Без прикрытия этими программируемыми псевдопатриотами-страшилками «гуманитарность» бомбежек мирного населения сложно объяснить даже профессионально зомбированной публике.

Истинные пять экономических задач, которые решаются на конкретной территории через провоцирование и организацию военного конфликта известны, и перечислять их в столь просвещенной аудитории не совсем удобно. Для нас важно лишь подчеркнуть, что все они в конечном счете ведут к доминированию валюты той страны, территория которой не задействована в военном конфликте. Именно этот итог в виде Бреттон-Вудского соглашения был получен и в результате II Мировой войны. Наиболее точно этот сценарий формулирует американский историк А.Вульф: «Наилучший способ использовать преимущества войны заключается в том, чтобы всегда иметь войну, особенно если окажется возможным сделать это с минимальным участием в военных действиях».

В порядке реплики подметим, что на этот сценарий постоянного ведения войны вне исторической родины доллара в равной мере успешно работает весь официозный политический спектр России, как поддерживающий провокаторов-патриотов, так и разоблачающий их: от Жириновского — Зюганова — Примакова до Новодворской — Ковалева — Немцова. С концептуальных позиций функциональная разница между этими группами политиков точно такая же, как между левым и правым нападающими единой футбольной команды.

Вышеуказанная методологическая и метрологическая несостоятельность мировой кредитно-финансовой системы ведет к уродливым последствиям не только в военно-политической, но и во всех иных сферах общественной жизни. Американский образ жизни необоснованно приобретает в общественном мнении позитивный имидж, в то время как сопровождающие его достаток и благополучие обязаны вовсе не ему и держатся исключительно на обмане. Все страны мира для получения мировых денег должны экспортировать материальные ценности, включая золото, Америка же получает их бесконтрольно и в любых количествах нажатием кнопки на печатном станке. Ну чем не Поле чудес на шарике дураков? При этом финансовые рыцари даже такой не глупой страны как Россия с гордостью докладывают Президенту и народу, какие крутые горы долларовых фантиков они сложили в хранилищах ЦБ в обмен на газ, лес, нефть и золото. На сегодня пока еще не вся долларовая макулатура перекачана в Россию, крушение долларовой пирамиды в глобальном сценарии сдерживается, лохотрон продолжает действовать.

Теперь представим себе, что в практику мирового хозяйствования введены метрологически состоятельные товарно-обеспеченные деньги. Гарантирует ли это устойчивое функционирование кредитно-финансовой системы? Нет, не гарантирует. Точно также как хорошие физиологические параметры крови в организме человека не обеспечивают его бескризисное функционирование, если в замкнутой системе кровообращения создана пробоина, через которую идет постоянный отток крови в паразитирующую на этом организме внешнюю систему. Нынешняя брешь в системе денежного обращения не является результатом ошибки либо непонимания. Это результат целенаправленного выстраивания интересов узкой группы хозяев мировой кредитно-финансовой системы (350-400 богатейших семейств, 50 из них в пределах США), концептуальной порочности системы глобального мирового хозяйства, полной бесконтрольности за формированием платежных балансов со стороны участников производительного труда. Без выявления и устранения системных пороков мирового хозяйства, без хорошего фундамента любой внутренний ремонт денежной системы не имеет смысла, а потому к этой теме мы вернемся лишь в третьем разделе выступления.

2. Концептуальная порочность системы глобального мирового хозяйства как основа кризиса финансовых рынков.

Приступая к фундаментальному анализу кризиса глобальной финансовой системы, необходимо иметь в виду, что эта проблема, как впрочем, и любая другая, может решаться лишь в рамках конкретной всеобъемлющей концепции, жизнестроя общества. Это так, хотя в 99% случаев исполнители и разработчики не осознают свою подсознательную мировоззренческую приверженность конкретной концепции. Тот факт, что множество справедливо указанных на прошлой встрече частных проблем глобальной кредитно-финансовой системы зашли в тупик, является прямым свидетельством неработоспособности доминировавшей последние 3 тысячи лет концепции управления, известной в наше время в качестве Библейской, по которой живет так называемый «Запад» (Евро-Американский конгломерат). Эта концепция, исправно служившая хозяевам с XIII в. до н.э., на стыке II и III тысячелетий полностью исчерпала себя, и выход из финансового тупика не может быть найден не только в рамках экономической системы, но и в рамках Библейской концепции управления. Наиболее ярко этот период в глобальной истории человечества охарактеризовал Ф.И.Тютчев: «Был день, когда Господней правды молот, громил, дробил Ветхозаветный Храм. И собственным мечом своим заколот, в нем издыхал первосвященник сам».

Поиск должен вестись в надфинансовой внеэкономической сфере, в сфере мировоззрения, ибо кризис вызван объективной порочностью библейских стандартов, по которым живет Запад, усердствуя в навязывании их всему человечеству. Мы вынуждены будем пересмотреть многие из тысячелетних стереотипов, отказаться от многого, что всегда считалось само собой разумеющимся. Оформлением в лексических формах этого нового мировоззрения-концепции, альтернативной Библейской, и занята последние 10 лет петербургская Концептуальная аналитическая группа под названием «Внутренний предиктор СССР (Соборной Социально-Справедливой России)». Сегодня же я фрагментарно коснусь лишь одного из шести надгосударственных управленческих приоритетов концептуальной власти — экономического. Существо же всей концепции предъявлено мировой общественности в Интернете (http://www.dotu.ru).

Глобальное мировое хозяйство формировалось по существу в течение XX века, его признаком является сопоставимость объемов товарооборота международной торговли большинства государств с объемом товарооборота их внутренней торговли. До начала же XX века каждая из региональных цивилизаций вела хозяйство на основе собственных практических навыков управления, хранимых в культурных традициях и базирующихся на собственном мировоззрении. Понятно, что мировоззренческие стандарты определяют как систему хозяйствования, так и законодательную базу общества, вторичную по отношению к ним. К примеру, законодательные нормы будут исключать друг друга для цивилизации, живущей по принципу Пепси: «Бери от жизни все, после нас хоть потоп», и для цивилизации, исповедующей принцип: «Сохраним все для будущих потомков».

Вследствие опережающего роста производственных мощностей, базирующегося на кровавой агрессии, по отношению к иным региональным цивилизациям, Библейская (Западная) цивилизация оказалась в роли архитектора глобального мирового хозяйства, «нового мирового порядка». Это и является драмой всего человечества, ибо Запад никогда не располагал ни практическими навыками, ни экономическими теориями, пригодными для организации хозяйства так, чтобы общество не разрушало биосферу, развивалось без войн и кризисов, чтобы люди не были бездомными и обделенными по причинам, предопределенным укладом жизни общества в целом, а не ими самими. Все без исключения экономические теории Запада обучают лишь тому, как частному предпринимателю набить свой собственный карман, причем на разрухе системы производства, как свидетельствует нынешний опыт новых русских, эти задачи решаются наиболее успешно.

Для выявления порочности Библейской концепции на уровне экономического приоритета, представим себе глобальное хозяйство в виде наиболее общей модели, состоящей из двух блоков: производственно-потребительской системы (ППС) и [ кредитно > - < финансовой > системы (КФС). При этом все общественно-полезное, как товары, так и услуги, все потребительские стоимости создаются исключительно в ППС. КФС по определению ничего не создает и является сферой обслуживания, упрощающей функционирование ППС и прежде всего в сфере продуктообмена, организуя денежное сопровождение товарных потоков.

Для логики, не извращенной порочными стереотипами, представляется естественным и очевидным, что услуги КФС должны оплачиваться ППС по принципу финансирования любой иной сферы обслуживания производства. Изначально же все платежеспособные возможности должны формироваться исключительно в ППС пропорционально созданным потребительским стоимостям. Однако в процессе специализации видов деятельности участники производительного труда настолько передоверились специалистам КФС, что те, пользуясь бесконтрольностью, злонамеренно привнесли в практику ее функционирования схемы прямого неприкрытого обворовывания ППС в пользу КФС. Впоследствии эта схема закрепилась как само собой разумеющаяся, а под прямые хищения были подведены разрешительные законодательные нормы, экономические теории, превратившие их в один из видов предпринимательства под названием "банковское дело", а фактически в воровство в законе. Инструментом такого воровства является < ссудный > < процент > и с неизбежностью порождаемое им ростовщичество, сопряженное с получением доходов вне сферы созидания.

В то время как участники ППС растят хлеб, варят сталь, участники КФС печатают одни бумаги, называя ее деньгами, "вкладывают" их в иные выпущенные бумаги, к примеру, под названием ГКО, а в конце года без создания чего бы то ни было общественно полезного, без связи с ППС, внутри КФС самообразуется прибыль и покупательная способность, с которой участники КФС выходят на рынок потребительских товаров и изымают их у участников ППС, с неизбежностью порождая инфляцию. Эта инфляция используется ими же для объяснения причин отличия по произволу устанавливаемого < ссудного > < процента > от нуля. Хотя инфляция влияет на причину возникновения < ссудного > < процента > так же, как раскачивающиеся ветки деревьев влияют на причину возникновения и силу ветра. Связь же между темпами инфляции и размером < ссудного > < процента > действительно столь же устойчива, как и связь амплитуды качания веток с силой ветра. < Ссудный > < процент > с неизбежностью порождает инфляцию, создавая необеспеченные покупательские возможности, а говорить о развитии производства, если учетная ставка превосходит 7%, могут только методологически несостоятельные специалисты. Не случайно рецепты МВФ по отношению к нашей стране меняются на прямо противоположные применительно к США. Нашу экономику "лечили" безумным ростом < ссудного > < процента > . При выявлении негативных тенденций в экономике США < ссудный > < процент > со своего порогового значения в 6,5% прошел многоступенчатое снижение.

< Ссудный > < процент > является параметром глобального надгосударственного управления, инструментом концептуальной власти, устанавливающим " < финансовую > атмосферу" как внутри государства, так и в системе межгосударственных отношений. Произвольно манипулируя его размером и соотношениями собственных и заемных средств платежа, любую из стран, тем более клюющую на удочку внешних заимствований под процент, можно направить курсом разорения, как это сделано в отношении России. Наличие в системе управления страной, а равно и в управлении глобальным хозяйством < ссудного > < процента > , отличного от нуля, разрушает замкнутые контуры циркуляции средств платежа, целостность управляемой системы и с неизбежностью ведет к убийственным кризисам, включая военные. Можно доказать математически строго, что импульсное возмущение в стоимости < кредитного > ресурса с неизбежностью разрушает целостную многоотраслевую макроэкономическую сборку, при этом первыми из нее выпадают кредитоемкие отрасли с длинным периодом оборота капитала (сельское хозяйство, машиностроение и т.п.). Это произойдет даже при скачке к нынешним недопустимо высоким 25% годовых, не говоря уже о той разрушительной ударной волне, когда безумная доходность < финансового > сектора была умышленно доведена до 200% годовых. Положительным в этом случае явился тот факт, что для любого здравомыслящего, не зомбированного человека многовековая алгоритмика, незаметно работавшая на периодах, превышающих время жизни одного поколения людей, в полной мере обнажила себя на протяжении нескольких лет.

Проценты на кредит и на неоплаченный процент по кредиту в силу своего экспоненциального характера нарастания являются по своей методологической сути раковым заболеванием КФС, ибо их развитие описывается математическими закономерностями, характерными для злокачественных опухолей. Тем не менее, ростовщичество освящено Библией, как инструментарий порабощения чужих стран и народов. Эти установки даны во Второзаконии и в книге пророка Исаии и положены в основу сценарных разработок хозяев мировой КФС. Процитируем эту Доктрину "Второзакония - Исаии":

"Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост, иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост. И будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [ и будешь господствовать над многими народами, а они над тобою не будут господствовать.] Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их — служить тебе . народ и царства, которые не захотят служить тебе — погибнут, и такие народы совершенно истребятся». (Второзаконие 23: 19, Второзаконие 28:12, Исаия 60 : 10-12). В большинстве региональных цивилизаций, кроме Западной, отношение к ростовщичеству было принципиально иным, оно практически всегда ограничивалось либо пресекалось в корне вплоть до смертной казни. Секрет японского чуда состоит прежде всего в том, что японские банки всегда работали в режиме инвестиционных фондов, а не ростовщических контор. Образуя сбалансированный тандем с научно-производственным комплексом, они обеспечивают успешное развитие Японии при полном отсутствии, в отличие от России, источников сырья и иных ресурсов. Их доходы формируются как часть доходов производящих корпораций, ссудный же процент составлял десятые доли процента в год, а в настоящее время строго равен нулю.

Как известно, исламские банки вообще не имеют права получать что-либо в виде процентных доходов. Коран на экономическом приоритете напрямую противостоит Библии, расценивая предоставление денег под процент как самый тяжкий грех. «Те, которые берут лихву, восстанут [в Судный день], как восстанет тот, кого шайтан своим прикосновением обратил в безумца. Это им в наказание за то, что они говорили: «Воистину торговля — то же, что и лихва». Но торговлю Аллах дозволил, лихву запретил. Если к кому-либо [из ростовщиков] придет увещевание от Аллаха, и если он поступит согласно этому увещеванию, то ему простятся прошлые его грехи» (Коран, Сура 2: 275).

А.С.Пушкин, имевший доступ к информации о глобальных схемах надгосударственного управления, в образной форме глубоко символично выразил свое отношение к будущему ссудного процента и ростовщичества.

«Бесенок под себя поджав свое копыто,
Крутил ростовщика у адского огня.
Горячий капал жар в копченое корыто
И лопал на огне печеный ростовщик.

*        *        *

Сей казни смысл велик:
Одно стяжание имев всегда в предмете,
Жир должников сосал сей злой старик
И их крутил безжалостно на вашем свете.»
(А.С .Пушкин, ПСС т.3-1, М., 1995, стр. 281)

Таким образом, кризис, который обсуждается на нашей встрече, в своей основе не есть < финансовый > кризис. Это кризис Мировоззрения, позволивший подменить общественно-полезные функции КФС на объективно порочные, общественно неприемлемые. Такая подмена вызвала кризис глобальной системы мирового хозяйства, с вытекающими из него потрясениями фондовых и валютных рынков. Никакие частные меры уже не спасут ни < финансовый > рынок, ни Библейскую концепцию, преодоление кризиса возможно только путем перевода общества на новую Концепцию Общественной Безопасности, в рамках которой должны быть установлены государственные Конституционные законодательные нормы, вводящие запрет на < ссудный > < процент ] , на ростовщичество. Инициаторами введения аналогичных норм в практику международных отношений, предложений на уровне Организации Объединенных Наций могли бы выступить страны-участницы нашей Деловой встречи. Это абсолютно необходимое условие преодоления рассматриваемого нами кризиса, сбалансированного функционирования глобального мирового хозяйства. КФС должна быть поставлена на подобающее ей место сферы обслуживания. Ее ныне баснословные на фоне общей нищеты доходы должны формироваться не в виде бесконтрольно возникающих пузырей из ничего, а лишь как вторичная часть от тех реальных обеспеченных доходов, которые создаются в ППС при непосредственном участии подразделений КФС.

Что касается России, то применительно к нашей стране алгоритмика практического решения этих вопросов должна исключать поиск виновных, демонстративные наказания. Борьба с персоналиями и даже с отдельными структурами — удел концептуально безграмотного государственного управления. Настала пора менять не персоналии, а систему, причем не столько государственного, сколько надгосударственного управления. В сфере экономики такие перемены невозможны, если президентскими структурами страны (финансовый блок не полномочен в постановке таких проблем) не будет осмыслена глубочайшая мировоззренческая позиция разбирающегося в этих вопросах М.Ротшильда: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто создает ее законы». Она безукоризненно точно реализована в отношении России, деньгами которой ни Парламент, ни Правительство не управляют. Им предоставлено лишь неограниченное право поиграть в те законодательные и управленческие игрушки, которые бы не затрагивали по существу систему надгосударственного управления деньгами страны, органичной составной частью, которой является Центральный Банк, фактически выведенный из подчинения России. Так что недавний уникальный визит главы дома Ротшильдов в Россию далеко не случаен. Как бы не обставлялись цели визита официально, для понимающих ясно, что на эгрегориальном уровне визит представителя хозяев международной КФС «случайно» совпал по времени с моментом, когда Президентом страны был поставлен вопрос об изменении статуса Центрального Банка, о его национализации и переводе в статус государственного учреждения, как писалось в прессе. В результате таких перемен управление деньгами страны, зарплатами служащих ЦБ могли бы оказаться в руках Президента, что явным образом не устраивает нынешних хозяев ЦБ, выполняющего функции программно-адаптивного модуля, встроенного во внутригосударственную систему управления.

3. Переход от золотого к энергетическому стандарту обеспеченности валют — необходимое условие преодоления внутрисистемного кризиса мировой КФС.

Итак, в отсутствие перемен во взаимоотношениях КФС и ППС, при сохранении системы глобального обогащения хозяев КФС за счет участников ППС ни одна из денежных единиц не может устойчиво функционировать. После же того, как глобальное мировое хозяйство будет настроено на режим бескризисного функционирования со ссудным процентом, строго равным нулю, появится смысл во внутренней реорганизации денежной системы, в устранении ее изъянов, отмеченных в первом разделе моего выступления.

История происхождения денег и их эволюция есть история возникновения и развития товарного производства и товарного обращения. Особое место среди товарных денег занимали продовольственные деньги, и прежде всего такие как зерно и скот. Еще в кодексе Хаммурапи платежи зерном признавались эквивалентными платежам золотом. Сращивание денег со скотом и зерном, как будет показано позже, далеко не случайно и оставило глубокий след в истории человечества. Санкритское слово «рупа» (скот) лежит в основе названия индийской денежной единицы «рупия». Упоминание о быках как мере стоимости в Древней Трое содержится в поэзии Гомера. В Древней Руси деньги носили название «скот» еще долго и после того, как совершился переход к металлическим деньгам. У древних германцев в качестве меры стоимости упоминалась корова. Скот в качестве денег использовали персы, ногайские татары, черкесы, киргизы и даже зулусские племена в Африке.

Эти обстоятельства связаны с тем, что до XX века товарное производство носило биогенный характер, в котором до 95% продукции производилось на базе мускульной силы животных и человека, именно их наличие и характеризовало богатство и уровень развития производства. Источником же воспроизводства мускульной энергии выступали зерновые культуры. Их объемы и количество скота были тесно увязаны, а потому они в равной мере имели возможность выполнять функцию денег. Именно зерно было единым товаром-эквивалентом, лежащим в основе производства всех иных видов товаров, однако устойчиво взять на себя функцию денег оно не смогло в силу сложностей хранения, неоднородности, нестабильности качества.

Зерно, как реальный эквивалент, эквивалент де-факто был заменен де-юре, увязанным с ним вторичным металлическим эквивалентом с такими важными для этой миссии свойствами как однородность, делимость, прочность, сохраняемость, портативность. Металлы, в особенности такие, как золото, выступали при этом своеобразными аккумуляторами все той же биогенной энергии, которая в огромных количествах расходовалась на их производство. При фиксированных уровнях технологий, всегда существовала жесткая однозначная связь металлического инварианта с инвариантом зерновым, и деньги фактически имели энергетический стандарт обеспеченности вне зависимости от их формы: монета, бумага, электронная запись.

В XIX-XX веках особую зловещую роль сыграл золотой стандарт — способ организации денежных отношений, при котором роль всеобщего эквивалента играет только золото. Впервые золотой стандарт был введен Англией в 1816 году после победы над Наполеоном, в США — в 1837 году. Россия этот роковой, глубоко ошибочный для себя шаг сделала в 1895-1897 годах. Этим шагом была разорвана связь между технологическими потребностями в деньгах народно-хозяйственного комплекса, населения и возможностями их эмиссии из-за физической ограниченности имеющегося золота. Страна, вместо того, чтобы печатать собственные деньги под товары, имеющиеся в достаточных количествах, вынуждена была приостановить собственную эмиссию, и оказалась в подготовленной ростовщической петле внешних заимствований.

Казалось бы, это должно было быть уроком — в основе денежной массы должен лежать товар или корзина взаимосвязанных товаров, имеющихся в стране в достаточном количестве. Однако, как свидетельствует нынешняя ситуация, урок не пошел на пользу, лидеры финансового блока страны и поныне пребывают в догмах золото-валютного мышления, так и не разобравшись «Как государство богатеет и чем живет и почему, не нужно золота ему, когда простой продукт имеет». (А.С. Пушкин) А ведь концептуально грамотной государственности действительно не требуются бессмысленные подвалы, заваленные золотом и уж тем более кипами долларовой бумаги, достаточно иметь такой простой продукт как газ, нефть, электроэнергию, лес.

В XX веке в товарном производстве произошли радикальные перемены, и оно стало техногенным. Пропорции изменились на обратные, теперь уже до 95% товаров производится на базе техногенной энергии и только 5% на базе биогенной. В основе производства любого товара теперь лежит техногенная энергия, именно она и выступает в качестве товара инварианта де-факто, независимо от того хотим ли мы это признать или нет. Попробуйте сопоставить стоимость буханки хлеба, кирпича и алюминиевой чушки — вы поймете, что это, как впрочем, и в отношении иных товаров, можно сделать в своей основе только через расчет энергозатрат, связанных с их добычей и изготовлением.

Если мы действительно хотим выйти из тупика, то необходимо решить вопрос о законодательном переходе к энергетическому стандарту обеспеченности валют. К закреплению киловатт-часа в качестве инварианта в прейскуранте цен на все виды товаров. Иные энергоносители (нефть, газ и т.п.), измеряемые в тоннах условного топлива, могут быть легко пересчитаны в электрический эквивалент. И евро, и единая Азиатско-Тихоокеанская валюта, эмитируемые на основе более здравого смысла, чем доллар, лишь на некоторое время отсрочат глобальный кризис, но не предотвратят его. Ведь их эмиссия, так же как и эмиссия доллара, в отсутствие стандарта энергообеспеченности не будет иметь жесткой связи с выпускаемой на рынок товарной массой.

Совершенно иная картина возникает, если объем эмиссии средств платежа жестко увязывается с количеством энергии, подаваемой на вход ППС. Дело в том, что это количество энергии через коэффициент полезного действия ППС прямо пропорционально объему производимой товарной массы. Коэффициент полезного действия, в свою очередь, определяется господствующими технологиями, принятой в обществе концепцией управления и качеством управления по ней. Если энергия признается инвариантом прейскуранта де-юре, то только в этом случае денежная масса, обеспеченная энергией, будет через расчетный коэффициент жестко и однозначно связана и с необходимой для ее покрытия товарной массой, следовательно, система денежного обращения приобретает устойчивость. Выпуск дополнительных объемов средств платежа становится при этом обусловленным увеличением объема энергии, подаваемой на вход ППС. Да и на практике сегодня никакая статистика не даст вам более точную картину по тенденциям производства товаров в регионе, чем интегральные показатели потребления электроэнергии.

Введение энергоинварианта создает метрологическую основу для корректного научного анализа экономических процессов в разных регионах, в разные периоды времени, позволяет цивилизованным образом организовать международные расчеты. Сегодня у регионов, в которых планируется введение новых валют, претендующих на роль мировых денег, пока еще есть шанс добиться успеха, если организовать их эмиссию на основе энергетического стандарта обеспеченности в связке с регионом, располагающим достаточным количеством энергоресурсов (Россия, страны ОПЕК).

Если же Европа либо Япония не сочтут для себя возможным работать над новой мировой валютой совместно с Россией, как с равноправным партнером, то у России на сегодня есть все необходимое, включая требуемую меру понимания, для реализации идеи мировых денег на базе российского энергетического рубля. Он будет твердой, устойчивой валютой ровно с того момента, когда Россия прекратит принимать в оплату за свои доминирующие на мировом рынке экспортные поставки (лес, нефть, газ и т.п.) любую валюту кроме собственного энергетического рубля. Тем, у кого нет рублей, мы предоставим кредитные ресурсы. При этом право эмиссии энергетического рубля и контроля за его обращением должно быть естественно передано от того государства в государстве, коим является Центральный Банк, Правительству России в лице специально созданного Министерства по контролю за денежным обращением либо принципиально реорганизованного Казначейства.

При таком варианте развития событий стабильность функционирования нынешней международной валютной системы становится проблемой ее хозяев, но не России. Особенно в том случае, если Россия не позволит превратить свой собственный народ в коллективного Леню Голубкова и своевременно обменяет все хранящиеся в чулках и носовых платках обреченные наличные доллары на новый российский энергетический рубль. Собранной же долларовой макулатуры вполне хватит для полного погашения всех разоряющих народ внешних заимствований. Предстоящие глобальные потрясения будут минимизированы для страны, успевшей восстановить связь денег с реальным товаром, с энергетическими ресурсами. Такие деньги будут становиться тем более твердыми и устойчивыми, чем более глубокие потрясения будут испытывать нынешние тузы и законодатели мира бумажных виртуальных ценностей.

Запись опубликована в рубрике ВП СССР с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Концептуальные истоки кризиса мировой кредитно-финансовой системы и методологические предпосылки ее устойчивого функционирования

  1. Евгений Володин говорит:

    Иосиф Виссарионович Сталин, как неоднократно подмечал ВП СССР, в совершенстве владел цитатно-догматическим методом, действуя в соответствии с подмеченным Керенским принципом «марксизм на словах, целесообразность на деле». Суть этого метода заключалась в том, что, в обоснование своих целесообразных действий Сталин приводил удачно подходящие цитаты «классиков»: Маркса и Ленина, которые на тот момент времени считались непогрешимыми, и тем самым выбивал почву из под ног своих оппонентов, давая понять, что все его действия – это не его, Сталина, инициатива, а всего лишь реализация того, что планировали «отцы-основатели».

    Сейчас мы живем во времена, когда этот сталинский опыт очень и очень востребован. На сегодняшний день в России сложилась ситуация, когда КОБ нравственно неприемлема власть предержащим. Соответственно, актуальной становится задача внедрения элементов КОБ в жизнь без упоминания связи этих элементов с самой концепцией. В частности, сейчас, во время экономического кризиса, необходимо продвигать экономический раздел КОБ в жизнь, обосновывая изменения экономической политики тем, что жизнь показала порочность либеральной экономики и что на самом Западе предпринимаются шаги на усиление государственного регулирования экономики и финансов. Таким образом, можно проводить «тихой сапой» экономические преобразования в русле КОБ, объясняя их тем, что мы ищем свои пути выхода из кризиса, которые аналогичны таким же шагам на Западе.

    В этой связи, на мой взгляд, отправить статью Ефимова непосредственно Президенту – это, на мой взгляд, очень удачная идея. Поскольку очень многое в действиях Путина и Медведева говорит о том, что они действуют в русле некоей стратегии, о которой предпочитают вслух не говорить. Так что вполне возможно, что многое из статьи будет позже реализовано в их планах без ссылок на КОБ.

  2. Администратор говорит:

    Уважаемые друзья, 24 октября 2008 года, мы отослали наше Обращение к Президенту Р.Ф. Д. Медведеву. Мы рады Вам сообщить, что сегодня почтальон принёс нам официальный ответ, который мы, опять-таки с радостью, доводим до Вашего сведения. В свою очередь благодарим Администрацию Президента за их быстрые и четкие действия.

  3. Евгений Володин говорит:

    Вчера, 13 ноября в 23-50 в программе «Вести+» на РТР произошло, на мой взгляд, очень знаменательное событие. Дело в том, что ведущий программы брал интервью у Джона Перкинса, автора книги «Исповедь экономического убийцы». Как известно, экономические методы, основной целью которых является стремление втянуть государства, использующие эти методы, в долговую яму, используются ГП для достижения внеэкономических по своему характеру целей. В своей книге Джон Перкинс, который сам, как он пишет, был таким «экономическим убийцей» как раз описывает методику закабаления. Как известно:

    • Кредитно-финансовая система – это инструмент управления экономикой. Основа финансовой системы России до настоящего момента такова, что количество денежной массы поставлено в зависимость от золотовалютных резервов. Поскольку значительная часть резервов хранится в долларах США, то получается, что наша финансовая система поставлена в зависимость от финансовой системы США.

    • СМИ — это инструмент управления общественным мнением, причем главную роль в настоящее время играет телевидение. Аудитория РТР охватывает всю страну.

    Соотнося вышенаписанное с заявлениями Медведева о том, что рубль необходимо сделать региональной валютой, можно сделать вывод, что, оглашая на всю страну методики экономического закабаления, власти России подготавливают людей к тому, что скоро нынешняя российская финансовая система будет демонтирована. То есть, на мой взгляд, готовится удар на 4 приоритете обобщенных средств управления. Конечно, очень хотелось бы, чтобы в основу новой финансовой системы были положены те принципы, которые изложены в статье Ефимова.