Синайский «турпоход»

«Недавно по ТВ был показан неимоверно лживый, русофобский фильм «Хрусталёв — машину»! Трудно даже представить, насколько ненавидят свою страну создатели этого фильма. А сейчас идёт показ сериала «Тяжёлый песок», созданного по повести А. Рыбакова. И опять всё та же «еврейская тема». В своё время А. Рыбаков получал Сталинские премии, был весьма доволен жизнью и, как и все ему, подобные перевёртыши пел дифирамбы Сталину. Скажите, пожалуйста, какие цели преследуют создатели таких «произведений»? Вообще, кому и для чего это нужно?»

Вот такое письмо пришло в адрес нашего сайта. Мы постараемся дать исчерпывающий ответ нашему адресату. Для начала, обратимся к русской классике. Итак, Федор Михайлович Достоевский. Напомним, что в молодости Фёдор Михайлович поучаствовал в антиправительственной, тайной организации, участники которой замышляли, в том числе и цареубийство. В результате, он оказался на каторге и провел там пять долгих лет. Предлагаем Вам отрывок из его документальной повести «Записки из мёртвого дома», в которой великий русский писатель рассказывает о своём пребывании в царском остроге, в далёкой Сибири, среди разбойников, воров и убийц. Все персонажи этой повести не являются вымышленными. Автор весьма правдиво и живописно рассказывает о реальных людях — каторжниках, об их подлинных нравах и поступках:

«Наступил праздник рождества Христова, Арестанты ожидали его с какою-то торжественностью. И глядя на них, я тоже стал ожидать чего-то необыкновенного. Дня за четыре до праздника повели нас в баню. Все обрадовались и начали собираться. Назначено было идти после обеда, и в эти послеобеда уже не было работы. Всех больше радовался и суетился из нашей казармы Исай Фомич Бумштейн, каторжный из евреев, о котором я уже упоминал в четвертой главе моего рассказа. Он любил париться до отупения, до бесчувственности, каждый раз, когда случается мне теперь, перебирая старые воспоминания, вспоминать и о нашей каторжной бане (которая стоит того, чтобы о ней не забыть), то на первый план картины тотчас же выступает передо мной лицо блаженнейшего и незабвенного Исая Фомича, товарища моей каторги и сожителя по казарме. Господи, что за уморительный и смешной был этот человек! Я уже сказал несколько слов про его фигурку: лет пятидесяти, тщедушный, сморщенный, с ужаснейшими клеймами на щеках и на лбу, худощавый, слабосильный, с белым цыплячьим телом. В выражении лица его виднелось беспрерывное, ничем непоколебимое самодовольство и даже блаженство. Кажется, он ничуть не сожалел, что попал в каторгу. Так как он был ювелир, а ювелира в городе не было, то и работал беспрерывно по господам и по начальству города одну ювелирную работу. Ему все-таки хоть сколько-нибудь да платили. Он не нуждался, жил даже богато, но откладывал деньги и давал под заклад на проценты всей каторге. У него был свой самовар, хороший тюфяк, чашки, весь обеденный прибор. Городские евреи не оставляли его своим знакомством и покровительством. По субботам он ходил под конвоем в свою городскую молельню (что дозволяется законами) и жил совершенно припеваючи, с нетерпением, впрочем, ожидая выжить свой двенадцатилетний срок, чтобы «зениться». В нём была самая комическая смесь наивности, глупости, хитрости, дерзости, простодушия, робости, хвастливости и нахальства. Мне очень странно было, что каторжные вовсе не смеялись над ним, разве только подшучивали для забавы. Исай Фомич, очевидно, служил всем для развлечения и всегдашней потехи. «Он у нас один, не троньте Исая Фомича», говорили арестанты, и Исай Фомич хотя и понимал в чём дело, но, видимо, гордился своим значением, что очень тешило арестантов. Он уморительнейшим образом прибыл в каторгу (ещё до меня, но мне рассказывали). Вдруг однажды, перед вечером, в шабашное время, распространился в остроге слух, что привели жидка и бреют в кордегардии и что он сейчас войдёт. Из арестантов евреев в каторге ещё ни одного не было. Арестанты ждали его с нетерпением и тотчас же обступили, как он вошёл в ворота. Острожный унтер-офицер провёл его в гражданскую казарму и указал ему место на нарах. В руках у Исая Фомича был его мешок с выданными ему казёнными вещами и своими собственными. Он положил мешок, взмостился на нары и уселся, подобрав под себя ноги, не смея ни на кого поднять глаза. Кругом его раздавался смех и острожные шутки, имевшие в виду еврейское его происхождение. Вдруг сквозь толпу протеснился молодой арестант, неся в руках самые старые, грязные и разорванные шаровары, с придачей казённых подвёрток. Он присел возле Исая Фомича и ударил его по плечу.

- Ну, друг любезный, я тебя здесь уже шестой год поджидаю. Вот смотри, много ли дашь?

И он разложил перед ним принесённые лохмотья.

Исай Фомич, который при входе в острог сробел до того, что даже глаз не смел поднять на эту толпу насмешливых, изуродованных и страшных лиц, плотно обступивших его кругом, и от робости ещё не успел сказать ни слова, увидев заклад, вдруг встрепенулся и бойко начал перебирать пальцами лохмотья. Даже прикинул на свет. Все ждали, что он скажет.

- Что ж, рубля-то серебром, небось, не дашь? А ведь стоило бы! — продолжал закладчик, подмигивая Исаю Фомичу.

- Рубля серебром нельзя, а семь копеек можно.

И вот первые слова, произнесённые Исаем Фомичём в остроге. Все так и покатились со смеху.

- Семь! Ну давай хоть семь; твое счастье! Смотри ж, береги заклад; головой мне за него отвечаешь.

- Проценту три корейки, будет десять копеек, — отрывисто и дрожащим голосом продолжал жидок, опуская руку в карман за деньгами и боязливо поглядывая на арестантов. Он и трусил-то ужасно, и дело-то ему хотелось обделать.

- В год, что ли, три копейки проценту?

- Нет, не в год, а в месяц.

- Тугонек же ты, жид. А как тебя величать?

- Исай Фомич.

- Ну, Исай Фомич, далеко ты у нас пойдешь! Прощай. Исай Фомич еще раз осмотрел заклад, сложил и бережно сунул его в свой мешок при продолжавшемся хохоте арестантов.

Его действительно все как будто даже любили и, никто не обижал, хотя почти все были ему должны. Сам он был незлобив, как курица, и, видя всеобщее расположение к себе, даже куражился, но с таким простодушным комизмом, что ему тотчас же это прощалось. Лучка, знавший на своем веку много жидков, часто дразнил его и вовсе не из злобы, а так, для забавы, точно так же, как забавляются с собачкой, попугаем, учеными зверьками и проч. Исай Фомич очень хорошо это знал, нисколько не обижался и преловко отшучивался.

- Эй, жид, приколочу.

- Ты меня один раз ударишь, а я тебя десять, — молодцевато отвечает Исай Фомич.

- Парх проклятый!

- Нехай буде парх!

- Жид пархатый!

- Нехай буде такочки. Хоть пархатый, да богатый, гроши ма.

- Христа продал.

- Нехай буде такочки.

- Славно, Исай Фомич, молодец! Не троньте его, он у нас один! — кричат с хохотом арестанты.

- Эй, жид, хватишь кнута, в Сибирь пойдешь.

- Да я и так в Сибири.

- Еще дальше ушлют.

- А что там пан бог есть?

- Да есть-то есть.

- Ну нехай; был бы пан бог да гроши, так везде хорошо будет.

- Молодец, Исай Фомич, видно, что молодец! — кричат кругом, а Исай Фомич, хоть и видит, что над ним же смеются, но бодрится; всеобщие похвалы приносят ему видимое удовольствие, и он на всю казарму начинает тоненьким дискантом петь: «Ля-ля-ля-ля-ля!» — какой-то нелепый и смешной мотив, единственную песню, без слов, которую он пел в продолжении всей каторги. Потом, познакомившись ближе со мной, он уверял меня под клятвою, что это та самая песня и именно тот самый мотив, который пели все шестьсот тысяч евреев, от мала до велика, переходя Чермное море, и что каждому еврею заповедано петь этот мотив в минуту торжества и победы над врагами.»

Вот такой «типаж», соседствовал Ф.М. Достоевскому в то время, когда ему пришлось отбывать заслуженное наказание в «мёртвом доме». Спустя всего лишь несколько десятилетий, потомки «исаев фомичей», сыграли весьма существенную роль в русофобских, марксистских переворотах, произошедших в России в начале двадцатого века. Возникает вопрос, а вообще, где и зачем они (т.е. «исаи фомичи») появились «на свет», кто их хозяин и какие, конкретные цели или задачи они обязаны были для него выполнять в течение множества столетий прошедших с того времени. Предлагаем Вам работу, в которой на основании очень серьёзного источника, каким, несомненно, является Библия, рассказывается, как, кем и зачем было создано еврейство. Данная работа, появилась десять лет назад и была неоднократно издаваема довольно большими тиражами. Её автор — хорошо Вам знакомый авторский коллектив — ВП СССР. Мы достоверно знаем, что она была предоставлена для ознакомления многим известным деятелям от искусства, в том числе и кинематографистам. Но одни «деятели», оказались подвластны тем же хозяевам что и некоторая часть современного еврейства, а другие (такие же биороботы как и Исай Фомич), просто были и остаются запрограммированы так, что, к сожалению, подобную информацию воспринимать совершенно не могут (Т.е. они весьма схожи с «Органчиком» — о котором писал М.Е. Салтыков-Щедрин в своей «Истории одного города»). Тем не менее, эта информация стала известна очень широкому кругу лиц. Она была воспринята очень многими с пониманием и, что самое главное, за все прошедшие десять лет не нашлось никого, кто сумел бы её опровергнуть. Необходимо отметить, что к схожим выводам о происхождении еврейства пришёл, в своё время, также и Зигмунд Фрейд, который, весьма неплохо знал эту тему. Итак, где, когда, кем и зачем было создано еврейство или «народ богоизбраный»?

Запись опубликована в рубрике Норченко Игорь Кириллович, Экономика с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Синайский «турпоход»

  1. Александр Красев говорит:

    очень хорошо… но неплохо бы всё это перевести на более доступный язык… конспективно так сказать и с последующими выводами… (скажем в пол странички… попроще… по принципу «idiot proof» — идиот одобрил)
    потому как все теологические изыски тут же вгоняют в сон, хотя осознаёшь их важность и значение исключительно подсознательно… но наверное наша атеистическая основа блокирует всё и вся когда токмо имя моисей слышишь… как бы ни смешно на первый взгляд, но думаю не я один такой… спасибо

  2. Александр Красев говорит:

    позволю себе предложить небольшую идейку Внутреннему Предиктору СССР — а не создались ли все предпосылки в написании теории КОБе в формате знаменитого Сталинского «Краткого курса ВКПб» или Суворовского «Наука-побеждать»… чтоб до не токмо до мозгов… до костей дошло!

  3. Александр Красев говорит:

    за последнее время появились 2 очень интересных фильма в Америке: «Zetgeist» (Дух времени)

    и «Zeitgeist — Addendum» (Приложение).

    Насколько я понял фильмы стали весьма популярными и в Америке и в России.
    Очень хотелось бы чтобы КОБе ВП СССР сделал некоторое освещение по этим фильмам. Считаю что они представляют из себя определённое явление. Просмотр этих фильмов поднял ряд серьёзных вопросов и многое но не всё в этих фильмах из КОБе, сказанное аж за несколько лет до создания этих фильмов в 2007:
    -кто их делал? почему появились сейчас? для кого они сделаны (вроде как для американцев)? для русских?… но мы вроде стадии атеистических идеализма (религии) и материализма (марксизм-коммунизм) прошли…
    смотря «Zeitgeist — Addendum» особо последнюю часть получил ощущение машины времени — back to USSSR — как на уроке диамата или научного коммунизма с решающей ролью НТР — научно-технической революции в нашем будущем

    -часть фильма про монетаризацию и ФРС США представлена очень хорошо… дотошно сделано…
    НО может быть образно говоря: «сдают одно чтоб поверили и наверняка… чтобы втюхать нам что то другое» шило на мыло так сказать?
    не понравились мне послания тех фильмов… срывай кресты и бросай автомат… не рано ли? в особенности нам то… да ещё опосля ужасов монетаризации описанной в том же фильме…
    много вопросов… помощь ВП СССР нужна… самим не осилить