В.Б.Резун о приведении войск в боевую готовность перед 22 июня и о «Директиве №1» (в защиту маршала Жукова)

(будущая глава для будущей книги …)

У сторонников В. Резуна есть замечательное свойство — что бы вы им не приводили (факты, доказательства, документы) они все равно напишут (причем все пишут) примерно одну и ту же фразу обязательно в предисловиях своих книг — «Версии Виктора Богдановича Резуна никто за все эти годы так ни разу не опроверг, ибо Резун выдал правильные факты и правильно их интерпретировал…» (примерно так). В любом случае — никто ещё ни разу В. Резуна не смог опровергнуть!!! А если кто и пишет нечто отличное от Резуна то это исключительно одно — «бла бла бла…» и бездоказательно. При этом читать резунов одно удовольствие, никакого «бла, бла, бла» ни у Резуна ни у его странных поклонников-сторонников нет вовсе. И «доводы» при этом «убойные». Например, если войска перемещаются к западной границе, с которой может быть нападение Германии, а не на Чукотку, то однозначно недоброе замышляют…

Все эти годы кому не лень уже разбирали писанину Резуна. Но так как книги его выходят многотысячными тиражами регулярно (если тираж оплачен, то что ж не выпустить…), и особенно такие как одна из них — поливающая Г.К. Жукова помоями, то стоит её разобрать и подробнее. Точнее не всю книгу, а буквально несколько страниц, одну главу. Дело в том, что достаточно просто ткнуть пальцем в любую страницу в любом месте книги Резуна и вы тут же найдете пример безграмотности «суворова», а точнее намеренного вранья — ведь не многие являются специалистами в военной кухне и не понимают что В.Резун примитивно врет, сознательно искажает факты и действительность…

На самом деле «разоблачать» Резуна занятие как неблагодарное, так и долгое. Ведь на каждое его высказывание-предложение надо написать целые исследования-опровержения. С таким же успехом научно-медицинские институты могли бы «разоблачать» всевозможных чумаков и прочих кашпировских…

Однако его книга о Жукове стоит того чтобы разобрать её немного.

Не скрою, к личности Г.К. Жукова как военачальника несущего ответственность за провальное начало войны отношение у меня далеко не однозначно и положительное. Однако мне не нравится то, как поливают помоями этого маршала такие как «резуны»… Вина Жукова в трагедии 41-го несомненна, но она совсем не в том в чем «обвиняет» Г.К. Жукова В. Резун. Так что придется защищать маршала от грязных наездов и обвинений «фарцовщика» от истории.

Берем такую писанину «приговоренного к расстрелу разведчика» — «Тень Победы», В. Суворов, изд. Эксмо-Пресс, «Фолио» М. 2010 г., мягкая обложка, 415 стр. Размер 11х17 см, тираж 10 000 экз.

Данная книга — переиздание. Выпускается в разных вариантах ещё с 2001 года. Выходило это также в варианте «Маршал Победы: Тень Победы. Беру свои слова обратно» в последние годы и также тиражами в 10 000 экземпляров. Т.е. охват читателей вполне приличный….

Для разбора возьмем наиболее важную главу, о действиях Жукова в последние дни перед 22 июня и сразу после начала войны. Главу будем приводить частями и частями её и разбирать, ведь хитрость вранья «резуна» в том, что на каждое его предложение-утверждение надо приводить целые страницы разъяснений особенностей военной службы и т.п….

Итак, глава 11, «Действовать по-боевому» :

«Жукову надо было готовить планы оборонительной войны. Планов не надо было много. Следовало набросать на карте общий замысел: что мы намерены делать в случае нападения противника. Затем — распределить боевые задачи: кто и что обязан делать в случае нападения противника и непосредственно перед этим нападением.»

Никаких «планов оборонительной войны» не существует в принципе и так вообще никто в армии не говорит. Есть некое понятие — «план обороны». Но даже таких планов как таковых не существует, и существовать не может. Под «Планом обороны» подразумевают комплекс мероприятий и документов на случай нападения врага. Основным на июнь 1941 года являлся такой документ - «Соображения по плану стратегического развертывания вооруженных сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками….». Подписан он был ещё в октябре 1940 года, затем постоянно дополнялся и корректировался, вплоть до начала войны и это был вполне себе «оборонительный план». В мае же 1941 года Василевский с Жуковым изготовили черновик новых «Соображений..» по которым они предлагали нанести превентивный удар по немецким войскам первыми. Именно этим никем не утвержденным черновиком и размахивают «резуны» пытаясь доказать что Сталин собирался напасть первым и военные по его команде изготовили такой «план нападения», да Гитлер успел первым напасть (как жаль или к сожалению — выбирайте по вкусу).

На случай отражения агрессии, отражения первого удара напавшего врага также в приграничных округах существуют «Планы обороны и прикрытия госграницы». Которые также входят в комплекс документов «плана обороны» страны. Эти «Планы прикрытия» в обиходе военные иногда называют и «планами обороны». Однако заметьте — Резун ни разу не употребит этот термин — «Планы прикрытия»! Так вот эти планы («ПП») также существовали в западных округах и тем более с тех пор как к СССР были присоединены Западная Белоруссия и Западная Украина с Бессарабией (Молдавией). Эти «ПП» также постоянно дорабатывались и корректировались и это в принципе норма военного планировании и службы. Последняя корректировка существующих «Планов обороны и прикрытия госграницы» западных округов произошла в начале мая 1941 года, когда в западные округа из Генштаба отправили Директивы НКО и ГШ на разработку новых «ПП». И к концу мая все «Планы обороны и прикрытия» западных округов командующие этих округов должны были представить в ГШ на утверждение.

«Если бы Красная Армия готовилась к оборонительной войне, то каждому командиру, от командующего округом и ниже, следовало только указать боевую задачу, сказать, ЧТО надо делать. А на вопрос КАК, каждый командир и его штаб должны были искать свои ответы. Каждый командир и его штаб должны были сами составлять планы обороны.»

И это совершенно верно — в округа отправляется Директива на разработку нового, а точнее, на уточнение старого «плана прикрытия». В округах ставят задачу в армии, а те в корпуса и дивизии, до полков включительно, и командиры разрабатывают свои «ПП» в «части их касающейся». Войска приграничных округов имеют свои «ПП» всегда и им все равно — что там готовят в Москве — оборону или нападение. Задача приграничных округов быть готовыми к отражению первого удара врага. И для этого у них и есть свои «Планы обороны и прикрытия». И они на июнь 41-го в дивизиях были.

Другой вопрос, что после прихода в западные округа Директив НКО и ГШ от начала мая месяца 1941 года, новые «ПП» в этих округах не отработали. Точнее на уровне штабов всех округов такие «Планы обороны и прикрытия» были разработаны и к 20 июня в ГШ на утверждение, наконец отправлены были. А вот на уровне дивизий и корпусов с армиями командиры как оказалось этих новых «ПП» в глаза не видели. Однако войска западных округов, особенно приграничные дивизии особых изменений по новым «Планам обороны и прикрытия» не имели и поэтому существующие у них на руках «красные пакеты» с указаниями из «устаревших» «ПП» были вполне в силе.

«Однако Красная Армия готовилась не к оборонительной войне на своей территории, а к какой-то другой войне. Потому всем командирам и всем штабам запретили составлять какие-либо планы на случай войны. Все в свои руки взял начальник Генерального штаба генерал армии Жуков. Генеральному штабу под руководством Жукова пришлось составлять планы не только для высшего руководства, но и для всех нижестоящих эшелонов командной структуры

Никто ничего и никому запретить не мог и не запрещал. Дурь это все и тупое вранье. В каждой части были планы по действиям этих частей в случае войны. В случае нападения на СССР врага. Приграничные дивизии выходили по своим планам прикрытия госграницы в случае начала войны в районы своей обороны и занимали рубежи на своих речках, мостах и перекрестках дорог непосредственно у границы. Войска второго эшелона и резервы округов имели свои планы по выходу в районы сосредоточения по боевой тревоге, где им предстояло дожидаться следующей команды — идти в такой-то район, где обозначился успех у противника и помогать дивизиям первого эшелона наносить контрудары по врагу, или начинать наступление на врага, если этому располагает обстановка. Или же они должны были занимать оборону второго эшелона на расстоянии примерно до 100 км, дожидаясь прорвавшегося врага.

И Генштаб во главе с Жуковым ничего для «всех нижестоящих эшелонов командной структуры» слишком подробно не составлял. В ГШ составили общие Директивы на разработку новых майских «Планов обороны» госграницы, а в округах на основе этих Директив и разработали свои окружные «Планы обороны и прикрытия». Детально. Более подробно расписав в них действия отдельных частей. Не более и не менее. Например, в КОВО в начале мая пришла такая Директива НКО и ГШ (приводится по сборнику документов «Россия. XX век. Документы. 1941 в 2-х книгах. Книга вторая». Под ред. акад. А.Н.Яковлева. М.: Международный фонд «Демократия», 1998. — http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421490 В «простонародье» интернетовском этот сборник называют «Малиновкой», книга первая размещена на сайте http://militera.lib.ru/docs/da/1941/index.html):

«…№ 482. ДИРЕКТИВА НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР И НАЧАЛЬНИКА ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ КОВО

№ 503862/сс/ов [не позднее 20 мая 1941 г.] Совершенно секретно Особой важности Экземпляр № 2 Карта 1:1000000.

Для прикрытия мобилизации, сосредоточения и развертывания войск округа к 25 мая 1941 года лично Вам с начальником штаба и начальником оперативного отдела штаба округа разработать:

1. Детальный план обороны государственной границы…

Задачи обороны:

1. Не допустить вторжения как наземного, так и воздушного противника на территорию округа.

2. Упорной обороной укреплений по линии госграницы прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск округа.

IX. Общие указания.

План прикрытия вводится в действие при получении шифрованной телеграммы за моей, члена Главвоенсовета и начальника Генерального штаба Красной Армии подписями следующего содержания: «Приступите к выполнению плана прикрытия 1941 года»…

Народный Комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
Начальник Генерального штаба КА генерал армии Жуков

ЦА МО РФ. Ф. 16. Оп.2951. Д.259. Лл. 1-17. Рукопись на бланке: «Народный комиссар обороны СССР». Имеются пометы: «Исполнено в 2-х экз. № 1 — Комвойсками КОВО, № 2 — в дело Опер[ативного] Упр[авления] Генштаба. Исполнил эам.нач.Опер.Упр. генерал-майор Анисов». Копия заверена зам. начоперотдела Генштаба КА генерал-майором Анисовым 7 мая 1941 г.»

После этого в Киевском ОВО и разработали свой «детальный план обороны государственной границы»:

«Совершенно секретно

Особой важности

Экз. № 2

ЗАПИСКА

по плану обороны на период отмобилизования,

сосредоточения и развертывания войск КОВО на 1941 год

I. Задачи обороны

Не допустить вторжения как наземного, так и воздушного противника на территорию округа.

Упорной обороной укреплений по линии госграницы прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск округа. Противовоздушной обороной и действиями авиации обеспечить нормальную работу железных дорог и сосредоточение войск округа. Всеми видами разведки своевременно определить характер сосредоточения и группировку войск противника.

Активными действиями авиации завоевать господство в воздухе и мощными ударами по основным группировкам войск, железнодорожным узлам и мостам нарушить и задержать сосредоточение и развертывание войск противника.

<…>

Первый перелет и переход государственной границы нашими частями может быть произведен только с разрешения Главного Командования.

II. Соседи и границы с ними

Правее — Западный Особый военный округ.

Штаб округа с 3-го дня мобилизации — Барановичи.

Его левофланговая 4-я армия организует оборону на фронте Дрогичин, иск. оз. Свитязское. Штаб 4-й армии — Кобрин. Граница с ЗапОВО -р. Припять, Пинск, Влодава, Демблин, Радом. Все пункты для ЗапОВО включительно.

Левее — Одесский военный округ.

Штаб с 3-го дня мобилизации — Тирасполь»

Тут надо напомнить — уже 18 июня 1941 года штаб КОВО получил приказ-разрешение от Тимошенко и Жукова на вывод штаба округа в полевое управление, в Тарнополь к 22 июня! Т.е. ещё не объявляя мобилизацию в округе и стране, штабы округов выводились в полевое управление! И именно к 22 июня, к дате нападения Германии на СССР.

Далее в окружном «плане обороны» и в приложениях к нему подробно расписывается для каждой дивизии её «маневр» (придется привести малую часть этого плана, чтобы читающий увидел, насколько подробно расписывают в округах такие «планы обороны»):

«II. Задачи армий (районов прикрытия) и планы их выполнения

Общая группировка войск прикрытия и резервов командования округа дана на карте 500 000 в приложении № 1.

1. 5-я армия (РП № 1)

Начальник — командующий 5-й армией. Штаб 5-й армии — Ковель.

а) Состав сил: управление 5-й армии, 15 ск (45, 62 сд), 27 ск (87, 124 и 135 сд), 22 мк (19, 41 тд, 215 мд), части Ковельского, Владимир-Волынского и северной части Струмиловского укрепленных районов; 39-я истребительная, 14-я смешанная и 62-я бомбардировочная авиационные дивизии; погранчасти войск НКВД.

Подробно состав 5-й армии изложен в приложении №___

б) Задача: оборонять государственную границу на фронте иск. Влодава, Усти-луг, Крыстынополь, не допустив вторжения противника на нашу территорию.

В основу обороны положить упорную оборону укрепленных районов и возведенных полевых укреплений Ковельского, Владимир-Волынского и северной части Струмиловского укрепрайонов. Всякие попытки противника прорвать оборону ликвидировать контратаками корпусных и армейских резервов.

<…>

Активными действиями авиации во взаимодействии с авиацией командования округа завоевать господство в воздухе. Ударами по основным группировкам войск нарушить и задержать сосредоточение противника. Глубина действий боевой авиации армии до железнодорожной линии Любартов, Люблин, Красник, Развадув.

Воздушную разведку вести до р. Висла.

в) Левая граница — Кременец, Холоев, Крыстынополь, Рахне. Все пункты для 5-й армии включительно.

г) Группировка сил на оборону

15 ск. Штаб — Любомль.

45-я стр. дивизия с 264 кап, 589 гап РГК, 47 и 201 опб, с 1, 2, 3, 4-й заставами 98 ПО обороняет фронт иск. Влодава, Бережце. Штаб 45 сд — Острувка (15 км сев.-зап. Любомль). Левая граница — иск. Торговище, Бережце.

62-я стр. дивизия с 231 кап, 10 — 14-й заставами 98 ПО обороняет фронт иск. Бережце, Бережница. Штаб 62 сд -Мосур. Левая граница — Рожище, Свинажин, кол. Бережница.

104 сп 62 сд, две батареи птадн составляют резерв командира 15 ск в районе Подгородно, Машув, Хворостув.

27 ск. Штаб — Локаче (25 км ю-в. Владимир-Волынского).

87-я стр. дивизия с 460 кап, Владимир-Волынским УР (19, 20, 145 и 146 опб, 85-я и 92-я артдивизии), 1 — 9-й заставами 90 ПО обороняет фронт иск. Бережница, иск. Литовиж. Штаб — Зимно (5 км южнее Владимир-Волынского). Левая граница — Свинюхи, Щенятын, Малы Биличе, Литовиж.

124-я стр. дивизия с 21 кап, 1 и 2 У О Струмиловского УР (42 и 35 опб), 10 — 16-й заставами 90 ПО обороняет фронт — Литовиж, Крыстынополь. Штаб — Грушу в (8 км южнее Порицк). Левая граница — Холоев, Крыстынополь.

135-я стр. дивизия — корпусной резерв, в районе Молчанув, Локаче, Вулька Садовска. Штаб — кол. Александрувка.

22 мк — резерв командующего армией. Штаб — Миляновиче.

215 мд в районе Парадубы, Миляновичи, Перевисы. Штаб — Перевисы.

41 тд в районе Калиновка, Турийск, Хороделец. Штаб — Ружин.

19 тд в районе Шайно, Стар. Комары, Мошона. Штаб — Ворожик. …»

И так по каждой армии и резервам этого округа:

«1. Состав резервов: 9мк (20 и 35 тд, 131 мд), 19 мк (40 и 43 тд, 213 мд), 15 мк (10 и 37 тд, 212 мд), 24 мк (45 и 49 тд, 216 мд), 31 ск (193, 195, 200 сд), 36 ск (140, 146, 228 сд), 7 ск (147, 196, 206 сд), 55 ск (130, 169, 189 сд), 5 кк (14 кд) и 1, 2, 3, 4, 5-я артбригады.

2. Задачи резервов:

а) подготовить противотанковые районы и тыловые оборонительные рубежи:

31 ск -на фронте Нв. Выжва, Турийск, Туличев,

36 ск — по р. Стырь на фронте Луцк, Станиславчик, Топоров,

37 с к — на фронте Каменка, Магерув, Яворов,

7 ск — на фронте Мостиска, Ст. Самбор, Турка и по р. Стрый на фронте Турка, Болехов для прикрытия отдельных направлений.

55 ск — по р. Днестр на фронте Калюс, Жванец;

б) в случае прорыва крупных мехсоединений противника на подготовленных рубежах обороны и в противотанковых районах задержать и дезорганизовать его дальнейшее продвижение и концентрическими ударами мехкорпусов совместно с авиацией разгромить противника и ликвидировать прорыв;

в) при благоприятных условиях быть готовым по указанию Главного Командования нанести стремительные удары для разгрома группировок противника, перенесения боевых действий на его территорию и захвата выгодных рубежей. … »

Далее в «плане обороны» подробно расписывается место каждой дивизии резерва. Смотрим по 9-м мк которым командовал К.К. Рокоссовский:
«9-й мех. корпус. Штаб — Богушувка.

35 -я танк. дивизия в районе кол. Станиславувка, Мечиславув, Иваньщице. Штаб — Ульяники.

20-я танк. дивизия в районе -Усицки Запуст, Одерады, Забороль. Штаб — кол. Людвикув.

131-я мотостр. дивизия с корпусными частями — в районе Иваньщице, кол. Людвишин, кол. Кочкарувка. Штаб — кол. Якубова».

Далее подробно расписываются состав, а также «Порядок и сроки сосредоточения частей» ВВС КОВО и «Использование ВВС округа» в случае нападения врага и «Порядок выполнения этой задачи».

Также далее в плане обороны подробно расписывается « VI. План противовоздушной обороны КОВО», «VII. Противодесантная оборона КОВО», «VIII. Инженерная подготовка театра в. д. КОВО», «IX. План устройства военных сообщений КОВО», « X. Организация тыла», «XI. Организация связи 1. Штаб КОВО к исходу 2-го дня — Тарнополь» .

Кстати, там же указано как будет работать связь КОВО : «3. На период прикрытия связь штаба КОВО с Генштабом, подчиненными штабами и соседями организована:
а) проводная (по схеме военного времени) С Генштабом по 3 проводам, со штабами армий по 2 проводам, телегр. и ВЧ, со штабами корпусов, дивизий и УРов по проводам воздушных линий
…. ».

Это к вопросу, что Жуков не продумал связь со штабами округов-фронтов, о чем так страдает Резун в своей книге.

Далее «План обороны» КОВО заканчивается «приложениями»:

«Приложения к записке:

1. Схема группировки войск прикры­тия и резервов КОВО на карте 500000.

2. Тетрадь № 1. Боевой состав армий и резервов КОВО на 52 листах.

3. Тетрадь № 2. План использования ВВС КОВО на 48 листах, две карты, одна схема.

4. Тетрадь № 3. Организация ПВО и противодесантной обороны КОВО на 37 листах, две карты, одна схема, но еще одна карта.

5. Тетрадь № 4. План инженерного обеспечения на 56 листах, две карты.

6. Тетрадь № 5. План устройства ВОСО КОВО на 39 листах, три схемы.

7. Тетрадь № 6. План организации тыла и материального обеспечения на 122 листах.

8. Тетрадь № 7. План организации связи на 55 листах, шесть схем.

9.Тетрадь № 8. Исполнительные документы (директивы, приказы и приказания (командующим армий и командирам соединений) на 375,5листах.

10. Ведомость подвижных отрядов, выделяемых для поддержки пограничных отрядов на 2 листах.

Командующий войсками КОВО генерал-полковник (подпись) КИРПОНОС

Член военного совета КОВО корпусной комиссар (подпись) ВАШУГИН

Начальник штаба КОВО генерал-лейтенант (подпись) ПУРКАЕВ

Отпечатано в 2 экземплярах

Экз. № 1 — штабу КОВО

Экз. № 2 — Генштабу

Печатал генерал-лейтенант Пуркаев»

(ЦАМО РФ ф.16, оп.2951, д.262 — http://army.armor.kiev.ua/hist/stratplan-kievovo.shtml )

Документ не датирован, но листы, на которых он отпечатан, датированы секретным делопроизводством штаба округа 2 июня 1941года. Т.е. генерал-лейтенант Пуркаев отпечатал этот «план обороны» лично ко 2 июня. Оба экземпляра готового плана были отправлены в Генштаб на утверждение только 21 июня. Один экземпляр должны были подписать и вернуть в округ, а на втором заверяют подпись наркома и оставляют в ГШ. (Либо возвращают оба на переработку, если не утвердят с первого раза — но такое редко бывает. Таков порядок в ГШ). Но при этом в округе остаются рабочие тетради командиров, в которых и производилось обрабатывание нового «плана».

Обратите внимание — план печатал на машинке лично начштаба КОВО Пуркаев. Согласно указаний в Директиве НКО и ГШ № 503862/сс/ов от 5 мая 1941 года:

«4. План разработать в двух экземплярах. Один экземпляр представить мне, через начальника Генерального штаба Красной Армии, на утверждение, а второй экземпляр хранить в личном сейфе начальника штаба округа в папке, опечатанной печатью военного совета округа.

Планы районов прикрытия разработать в двух экземплярах и хранить: первые экземпляры в сейфах начальников штабов районов прикрытия, а вторые экземпляры в сейфе начальника штаба округа в папках, опечатанных печатью военного совета округа.

Исполнительные документы для соединений хранить в пакетах, опечатанных печатью военного совета армии, при мобпланах соединений.

Папки в армиях и пакеты в соединениях вскрываются по письменному или телеграфному распоряжению Военного Совета округа и армии соответственно.

Документы плана пишутся от руки или печатаются на машинке лично командирами, допущенными к разработке плана. …»

Так что вообще-то «Планы обороны» в округах были. Они были отработаны и до майских директив, и после майских уточнялись… Свой «План обороны» ко 2 июня отработали в КОВО и ПрибОВО, свой к 19 июня в ОдВО и свой — к 10 июня в ЗапОВО.

ЗапОВО — директива НКО и ГШ на разработку № 503859сс/ов от 05.05.1941 г. (ЦАМО РФ ф.16, оп.2951, д.237 л. 65-87) — ПП (ЦАМО РФ ф.16, оп.2951, д.243, л.1-3.) отправлен из округа на утверждение в ГШ 11.06.1941г.

КОВО — директива НКО и ГШ на разработку № 503862сс/ов от 05.05.1941 г. (ЦАМО РФ ф. 16, оп. 2951, д. 259, л. 1-17) — ПП (ЦАМО РФ ф.16, оп.2951, д.262, л.) отправлен из округа в ГШ 19.06.1941 г.

ОдВО — директива НКО и ГШ № 503874сс/ов от 6 мая 1941г. (.ЦАМО РФ ф.16, оп.2951, д.253, лл. 1-11.) — ПП (ЦАМО РФ ф.16, оп.295, д.253) отправлен из округа на утверждение в ГШ 20 июня 1941г.

ЛВО - директива на разработку № 503913ов/сс от 14.05.1941 г. — ПП (ЦАМО РФ ф.16, оп.2951, д.242) поступил в ГШ 10.06.1941г.

ПрибОВО — директива НКО и ГШ на разработку № 503920сс/ов от 14.05.1941 г. (ЦАМО РФ ф.16, оп.2951, д.227 л.33-47.) — ПП (ЦАМО РФ ф.16, оп.2951, д.242, л.1-35) поступил в ГШ на утверждение 12.06.1941г.

Почему отработанные к началу июня «Планы обороны» не сразу отправлялись в Генштаб? Причины могут быть разные. Но наличие или отсутствие подписи Жукова с Тимошенко на этих уточненных «планах» особо не влияют на боеспособность округов и начало войны в том же Одесском ВО показало это. На момент подписания плана в округе все должностные лица от комполка и выше также должны были иметь свои отработанные ими уточненные планы. Которые хранились у них в сейфах в рабочих тетрадях. Также в это же время отрабатывались и «красные пакеты» для частей. Но их утверждать должны были в штабах округов и вот тут время утверждения окружных планов в Москве и играло роль — только после подписания в ГШ окружных «Планов обороны» в округах могли подписать и утвердить «красные пакеты» для своих частей и вернуть их в части. И вот тут и можно «обвинять» Жукова. Но ещё раз напомню — некоторые новые майские «планы» не сильно отличались от предыдущих, апрельских. Так что, даже действуя по ним, командиры в принципе могли свою задачу выполнить… Но для некоторых округов апрельские «планы» сильно отличались от новых майских. Например, для ЗапОВО.

В реальности, свои «планы» в округах отработали еще на основе декабрьских директив 1940 года сочиненных по «Соображениям…» от октября-ноября 1940 года представленных Сталину на утверждение Мерецковым, начальником Генштаба в те месяцы. А потом всю весну шло уточнение и переработка «планов обороны» в соответствии с постоянно меняющейся обстановкой на западных границах и воззрениях Генштаба (и наркомата обороны) на возможные планы Германии — рассматривались различные удары по СССР. И в этом нет ничего необычного в принципе — обычная рутинная работа штабов. Тем более уточнения должны были проводиться и из-за того что в эти месяцы также шло наращивание численности РККА вообще и западных округов в частности — вводились новые соединения и для них ставились свои задачи…

Можно сказать, что формально Резун прав — «планы обороны» не были утверждены и значит их «не было». Но это не так. Не так просто. Смотрим, что пишет исследователь Ю. Веремеев на сайте http://army.armor.kiev.ua/hist/stratplan-3-41.shtml , представивший как окружные планы так и «Соображения…» от 11 марта 1941 года:

« «План стратегического развертывания Красной Армии март 1941г.

Особо важно Совершенно секретно Только лично Экземпляр единствен

ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ тов. МОЛОТОВУ

<…..>

Народный комиссар Обороны СССР маршал Советского Союза С. Тимошенко

Начальник Генерального штаба К.А. генерал армии Г. Жуков

Исполнитель генерал-майор (подпись) Василевский 11.3.41 (ЦАМО. ф.16, оп.2961, д.24)«

… план стратегического развертывания советских Вооруженных Сил, утвержденный в марте 1941 года. Проще говоря, план войны.

Собственно, единого документа под названием «План стратегического развертывания Красной Армии» не существует. Под этим понятием подразумевается целый комплекс (пакет) документов. Здесь представлена текстовая часть общих вопросов плана, так сказать резюме.

Вместе с соответствующими картами, графиками, таблицами этот комплекс документов занимает несколько чемоданов. Плюс к нему по каждому роду войск, службе (инженерная служба, служба связи, разведка, химическая служба, автослужба, бронетанковая служба, флот, ВВС, служба артвооружения, служба снабжения горючим, служба КЭС, вещевая служба, продовольственная служба, ветеринарная служба, медицинская служба, топографическая, служба военных сообщений, и т.д. и т.п.) на основе этого общего плана разрабатывались частные планы родов войск и служб, каждый из которых тоже занимает не один чемодан. Однако все это разместить в одном или даже нескольких сайтах совершенно нереально. Да и кто в силах все это прочитать, осмыслить? Это я в ответ на стенания «правдоискателей», по поводу закрытости архивов, требований допустить их к тайнам Второй Мировой войны.

Идите в архив, садитесь и читайте… Не вполне понятно, почему не перечислены приложения, которых к этому плану имеется около десятка, карты — 12 карт; и почему план не подписан ни Жуковым, ни Тимошенко, хотя их подписи стоят на картах и на всех картах имеется подпись Сталина синим карандашом…»

Сравним выложенные Веремеевым мартовские «Соображения…» с документом из 1-го сборника документов фонда А. Яковлева — http://militera.lib.ru/docs/da/1941/index.html :

«№ 315 ИЗ ПЛАНА ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ О СТРАТЕГИЧЕСКОМ РАЗВЕРТЫВАНИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА НА ЗАПАДЕ И ВОСТОКЕ б/н 11 марта 1941 г.

<……..>

Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза (С.Тимошенко)

Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии (Г.Жуков)

Исполнитель генерал-майор (Василевский)

ЦАМО РФ. Ф. 16. Оп.2951. Д.24. Лл. 1-16. Рукопись, копия, заверенная А.М.Василевским. »

У этих планов есть различия в реквизитах архивных описи — или 2951 или 2961. Дело совпадает, но к сожалению Веремеев не показал нумерацию листов. Также эти «Соображения…» отличаются исполнением — тот, что в «малиновке» вроде как написан от руки и «заверен» Василевским, а вариант Веремеева — отпечатан на машинке. Подобные документы должен лично писать или печатать исполнитель, и если на варианте «от Веремеева» указано что этот «Экземпляр единствен», то «копий» у него быть не должно. И тем более сложно представить что Василевский от руки переписал «Соображения…» которые имеют около полусотни листов текста.

Однако есть ещё «копия» «Соображений…» от «11 марта 1941 года», фотокопия отпечатанного на машинке текста. Исследователь А. Мартиросян опубликовал фотокопию первого листа «Соображений…» от 11 марта, которая также хранится в ЦАМО. И Мартиросян как говорится «на пальцах» и показал, что на самом деле этот конкретный документ — фальшивка.

Дело в том, что на этой фотокопии указана секретность документа: «Особой важности. Строжайше секретно»! При этом слова «особой важности» указаны штампом, а слова «строжайше секретно» — отпечатано на машинке, как и положено. Но вся хохма в том, что в СССР никогда не писали на документах такой «гриф» — «строжайше секретно». На всех документах писали — «совершенно секретно». Такое ощущение, что когда чекистов и работников архивов заставляли стряпать такие писульки, то они оставляли такие дикие несуразности на будущее — и приказ негодяев выполнили и совестью не поступились…

Также на документе стоит штамп — «С документом ознакомлен т. Сталин», что вообще полный бред. Ведь таких штампов у Сталина просто никогда не было и тем боле сложно представить себе, что кто-то рискнул бы на документе, адресованном Сталину который сам всегда подписывал такие важные документы, шлепнуть такой штампик вместо вождя.

Если сравнивать вариант, представленный Веремеевым (который более похож на оригинал) с текстом из «малиновки», то можно заметить отличия — «у Веремеева» есть пункт, который отсутствует на варианте «от Яковлева». Это пункт V в тексте:

«V. ОСНОВЫ НАШЕГО СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ НА ЗАПАДЕ

Развертывание главных сил Красной Армии на Западе с группировкой главных сил против Восточной Пруссии и на варшавском направлении вызывает серьезные опасения в том, что борьба на этом фронте может привести к затяжным боям».

Т.е., возможные и скорее всего так и не утвержденные Жуковым, Тимошенко и Сталиным оригинальные «Соображения…» от 11 марта вполне допускали нанесение удара Германии по Белоруссии и указывали что в этом случае это «может привести к затяжным боям». Однако когда выставляли скорее всего фальшивку в сборнике документов «от Яковлева» то ею пытались «доказать» что во-первых «Сталин заставил военных считать главным ударом только украинское направление в возможном нападении Германии» (и поэтому в КОВО сконцентрировали такое неоправданно завышенное количество войск). А во-вторых этой фальшивкой пытались «доказать» что уже те самые пресловутые «Соображения…» от 15 мая 1941 года («план превентивного нападения») разрабатывались не как очередной черновой вариант генштаба, а как документ имеющий некую основу — продолжение общих агрессивных планов СССР в отношении Германии. При этом в «Соображениях…» от «11 марта» (что у Яковлева, что у Веремеева) в этом пункте должны быть расписаны действия округов-фронтов от Севера до Одессы. Ведь в «Соображениях…» от Шапошникова-Мерецкова от августа-октября 1940 года (ЦА МО РФ. Ф. 16. Оп.2951. Д.239. Лл. 1-37. — http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1489 ) этот пункт очень подробный.

Также в обоих вариантах «Соображений ..» от «11 марта» 1941года вообще отсутствует такой пункт как: «VI. Основы стратегического развертывания на Востоке». Впрочем, скорее всего они отсутствуют «для краткости»…

Но скорее всего так называемые «Соображения…» от «11 марта» 1941 года хоть и писались (скорее всего) в Генштабе Василевским (печатались и подписывались им), но так и остались таким же черновиком, как и последующие «Соображения… от 15 мая». Веремеев пишет, что на представленных им «Соображениях… от 11 марта» действительно есть подпись Василевского как исполнителя, но нет подписей Жукова и Тимошенко. И нет соответственно утверждающих подписей Сталина или Молотова. Так же и на варианте рукописном в сборнике Яковлева нет подписей наркома обороны и начальника Генштаба (это якобы копия выполненная Василевским — для кого?). Ну а затем с этих неутвержденных черновиков стали лепить разные по тексту «копии», вплоть до вариантов с грифом секретности — «строжайше секретно». Для чего? А чтобы показать что и «Соображения…» («план») от 15 мая» не просто черновик, а план, вытекающий из уже «агрессивных» предыдущих «Соображений…» от марта 41-го.

Тут стоит немного отвлечься и сказать что «резуны» (поголовно) уверяют окружающих что и «План от 15 мая», и «Соображения… от 11 марта» 1941 года это документы и планы Сталина и СССР на нанесения удара первыми по Германии. Т.е. это «Планы нападения»! К этой братве в этом также примыкает и «историк» М. Мельтюхов и его сторонники-поклонники. Но тот же Мельтюхов в своей книге «Упущенный шанс Сталина» хотя бы несколько лет назад считал «Соображения…» Шапошникова-Мерецкова от августа-октября 1940 года ещё вроде как оборонительными. Однако на прошедшем буквально «вчера», 19 июня 2011 года, д/ф Пивоварова с НТВ «22 июня. Роковые решения», Мельтюхов сподобился на пару с М. Солониным заявить что «агрессивная» политика Сталина, по нанесению «превентивного удара» (нападению первыми на Гитлера) началась уже с «Соображений…» Шапошникова, от августа 1940 года!

Видимо все же резунизм это заразная болезнь. И любой может «заболеть»… на всю голову… А если серьезно — то, что творил Мельтюхов на пару с Солониным в этом фильме Пивоварова иначе как шулерством не назовешь. За такие вещи в приличном обществе канделябром по голове бьют…

Ведь эти «историки» умудрились просто выбросить начало «Соображений…» Шапошникова, в котором говорится, что это на СССР напал враг :

«III. Вероятные оперативные планы противников »:

«против Советского Союза на Западе может быть развернуто…» «Германия … развернет свои главные силы… с тем чтобы из Восточной Пруссии через Литву нанести и развить главный удар в направлении на Ригу, на Ковно и далее на Двинск, Полоцк или на Ковно, Вильно и далее на Минск. Одновременно необходимо ожидать ударов на фронт».

Т.е., в этих «Соображениях…» Б. М. Шапошникова от августа 1940 года в самом начале четко показано кто нападает первым и кто Агрессор! Но Мельтюхов с Солониным это «не заметили» и сразу перешли к пункту «V. Основы стратегического развертывания». Который тоже «сократили» а точнее просто переврали по сути. Ведь в этом пункте указано что:

«На Западе

Считая, что основной удар немцев будет направлен к северу от устья р.Сан, необходимо и главные силы Красной Армии иметь развернутыми к северу от Полесья.

На Юге — активной обороной должны быть прикрыты Западная Украина и Бессарабия и скована возможно большая часть германской армии. Основной задачей наших войск является — нанесение поражения германским силам, сосредоточивающимся в Восточной ПРУССИИ и в районе Варшавы: вспомогательным ударом нанести поражение группировке противника в районе Ивангород. Люблин, Грубешов. Томашев. Сандомир…».

Но Мельтюхов на пару с Солониным просто выкинули первую часть фразы — «активной обороной должны быть прикрыты Западная Украина и Бессарабия и скована возможно большая часть германской армии», и сразу выдали следующую задачу — «Основной задачей наших войск является — нанесение поражения германским силам, сосредоточивающимся в Восточной ПРУССИИ и в районе Варшавы: вспомогательным ударом нанести поражение группировке противника в районе Ивангород. Люблин, Грубешов. Томашев. Сандомир…».

И при этом они умудрились и тут переврать — эти «резуны» заявили, что уже в этих «Соображениях..» от «июля (?) 1940 года» «главным» считался удар через Украину по «южной Польше». И преподнесли это удар именно как «удар первыми» по Германии со стороны СССР!… Все таки «резунизм» и правда заразная болезнь и не слишком хорошо влияет на неокрепшие умы…

Продолжим с самим В. Резуном….

«В случае войны, приграничные военные округа превращались во фронты. Каждый фронт — это группа армий. Генеральный штаб готовил подробные планы боевых действий для каждого фронта, каждой армии, корпуса, дивизии, полка. Все эти планы упаковывали в так называемые «красные пакеты». Каждый командир, от полка и выше, в своем сейфе имел «красный пакет», но не имел представления, что в нем содержится.»

Генштаб изготовил «План обороны и прикрытия» для округов, а уж те сами дали команду каждой дивизии отработать свои «ПП» в «части их касающейся» и ничего ГШ не мог диктовать каждой дивизии «до сантиметра». В округах как раз сами и решали вопросы по выполнению общего «ПП». При этом в «красных пакетах» не пишут «планы обороны» или ещё чего. Там указывают, куда отправляется конкретная дивизия, и сроки выдвижения согласно окружного «ПП». Ничего другого там нет. Сам «План прикрытия» какой-нибудь дивизии достаточно объемный и его не запихивают в «красный пакет». И каждый командир части от полка и выше прекрасно знал, что написано в его «красном пакете» ибо участвуя с начштаба и начальником оперативного отдела своей части в его разработке, командир прекрасно знал, куда и в какие сроки ему идти в случае объявления боевой тревоги. И «красный пакет» это не более чем разрешения для командира на начало выполнения его частью неких мероприятий расписанных в его «плане» действий на случай войны.

Другое дело, что в западных округах не довели до армий и корпусов новые «ПП» от мая 1941 года (это произошло именно в округах и тут, скорее всего можно винить и Жукова и командование округов, не представивших вовремя свои «ПП» в Генштаб!). И новых «красных пакетов» в частях просто не было. Но были старые «пакеты», которые никто не изымал. Также часть пакетов в последние дни все же успели раздать в части.

Некоторые из них попали в качестве трофеев к немцам и поэтому, уже попав обратно в СССР, сохранились. Например:

«14-й МК находится во втором эшелоне 4-й армии… в районе Кобрина…
В случае прорыва противника через реку Зап. Буг, наносить фланговые контрудары из района севернее Жабинка в возможных направлениях: на Высокое, на Брест, а также в южном направлении
…»
(
ЦАМО ф. 131 оп. 9775сс д. 4)

Это мехкорпус 2-го эшелона 4-й армии ЗапОВО закрывавшей Брест в том числе.
«22-й МК организационно подчиняется командованию 5-й армии…
В случае начала боевых действий корпусу предписывается… оставив резерв в распоряжении командующего 5-й армии, сосредоточиться к 5:00 М-3 в районе иск. Ковель, Шайно, Торговище, Хороделец… Быть готовым к нанесению контрударов в направлениях: Ковель-Брест, Ковель-Любомль,
Ковель-Влодзмеж
…»

(ЦАМО ф. 131 оп. 9777сс д. 4)

Это мехкорпус КОВО, также находящийся во втором эшелоне.«8-й мк входит в состав 26-й армии… К исходу М-1 корпус должен сосредоточиться в районе Самбор, Стар. Самбор, Дрогобыч, составляя резерв командующего 26-й армией….
Иметь целью уничтожение прорвавшихся танковых и крупных пехотных соединений противника
…»

(ЦАМО ф. 131 оп. 8664сс д. 5)

Это также мехкорпус 2-го эшелона КОВО.
«4-й МК входит в состав 6-й армии с дислокацией в г Львов и пригородах…
Мехкорпус составляет резерв командующего 6-й армии. К исходу М-1
сосредоточиться в районае Крекув, иск.Янув, Бжуховице… Быть готовыми к
нанесению контрударов в направлениях: Камионка Струмилова, Радзехув,
М.Кристынополь; Крехув, Рава Русска, Любыча Крулевсе; Крехув, Немирув,
Пшемысль
…»

(ЦАМО ф. 131 оп. 9886сс д. 9)

«В случае опасности из Генерального штаба должен был поступить приказ на вскрытие пакетов. Получив приказ, каждый командир должен был вскрыть «красный пакет» и действовать в соответствии с указаниями, которые в нем содержались.»

Это верно. И такую команду в округах из ГШ, на вскрытие «красных пакетов» все же получили. И не до нападения, а утром 22 июня, такая команда была. В том же КОВО такую команду в армии Кирпонос лично давал около 5.00 утра 22 июня. По телефону: «Приступить к выполнению КОВО-41». И это вполне четко описывают в своих воспоминаниях генералы лета 41-го.

«4. Сам Жуков знал, что его план отражения агрессии годится для любого употребления, для любого развития событий, но не годится для применения по прямому назначению. Потому Жуков даже не пытался ввести свой план обороны государства в действие. Читайте мемуары Жукова. Он рассказывает, что чувствовал приближение войны. Коль так, вводи в действие свой гениальный план, прикажи всем командирам вскрыть «красные пакеты»! Но Жуков не спешил.

Вот рассказ Жукова: «И вот поймите наше с Тимошенко состояние. С одной стороны тревога грызла души, так как видели по докладам из округов, что противник занимает исходное положение для вторжения, а наши войска из-за упорства Сталина не приведены в готовность, с другой же — сохранялась все еще, пусть и небольшая, вера в способность Сталина избежать войны в 1941 году. В таком состоянии мы находились до вечера 21 июня, пока сообщения немецких перебежчиков окончательно не развеяли эту иллюзию» (ВИЖ 1995 № 3 стр. 41)

Итак, вечером 21 июня 1941 года у Жукова больше нет иллюзий. Он понимает: это война! Но почему не вводит в действие свой гениальный план?»

Здесь Резун нагородил много вранья.

1-е — «План обороны» а точнее «Планы прикрытия» до начала войны и даже после начала войны вводит в действие не Генштаб, т.е. Жуков, а глава государства и правительства — Сталин. И тем более до нападения врага это мог сделать только Сталин!

2-е — Резун приводит слова Жуков, в которых тот говорит о том, что хотел привести заранее, до нападения Германии войска западных округов в боевую готовность, а Сталин ему не дал. Т.е., Жуков говорит о приведении в боевую готовность заранее, а не о введении в действие «плана обороны». Но по Резуну выходит, что Жуков должен был объявить некий «план обороны» до нападения врага…

3-е — Жуков не может самостоятельно вводить в действие ни «планы обороны» ни «планы нападения». Это не его компетенция в принципе. Для этого есть глава государства, который и даст команду наркому обороны, а не нач ГШ нужную команду.

«И вот с границы каскадом пошли сообщения: враг бомбит аэродромы, артиллерия противника открыла ураганный огонь, подводные лодки минируют подходы к нашим портам и базам, диверсионные группы противника захватывают пограничные мосты, по этим мостам на нашу территорию лавиной идут танки! Что же должен делать Жуков, получая такие сообщения? Ясное дело: вводить в действие план отражения агрессии! Но он упорно этого не делает. Жуков описал беспомощного растерянного бестолкового Сталина и себя спокойного, рассудительного, трезвомыслящего. Если дело именно так и обстояло, то в первые минуты войны Жуков должен был успокоить товарища Сталина: у нас есть план войны! Его просто надо ввести в действие

Не знаю что там «ясно» Резуну, но ещё раз повторяем — только глава Государства, а не начальник Генерального штаба РККА может дать нужные команды, даже если враг напал на страну.

Фантазии Резуна о том что начГШ должен «успокаивать» Сталина и радовать того известием что в Генштабе есть нужные планы на случай войны — оставим на «совести» Резуна. И без него Сталин прекрасно знал, что есть в ГШ, так как именно Сталин перед этим и утверждал «планы обороны» — «Соображения о стратегическом развертывании…». Единственно точно утвержденные «Соображения…» от Шапошникова-Мерецкова от октября 1940 года. И Сталину как раз не нужно было слушать успокоения от Жукова — мол, у него есть «планы обороны». Это от Жукова как раз требовалось просто ждать от главы правительства команды — вводить ли в действие «планы обороны» или приграничные конфликты можно остановить еще и не стоит пока начинать полномасштабные боевые действия в ответ.

«Интересно, что и четверть века спустя, когда гениальный полководец творил свой бессмертный шедевр, он даже не пытался оправдываться и валить вину на Сталина: я, мол, имел план обороны страны и хотел его ввести в действие, но мне помешал Сталин. Но нет таких оправданий, как нет у Жукова и никаких упоминаний о существовании плана войны. Начальник Генерального штаба в момент начала войны или вовсе оказался без планов или попросту забыл, что они у него есть.

В момент начала войны Жуков не вспомнил о своих планах, но он о планах войны не вспомнил и через десятилетия после войны, когда работал над своим эпохальным шедевром

Вранье. Именно это Жуков и описывает в своих мемуарах. Мол, Сталин не давал им с Тимошенко заранее ввести в действие Планы прикрытия и привести войска западных округов в боевую готовность заранее согласно этим «ПП». При этом Жуков как раз и пишет что новые «планы обороны» были, но они не были утверждены им же… и Сталиным в том числе. Но повторюсь — новые «Планы обороны и прикрытия» если и отличались от предыдущих (шло переакцентирование на украинское направление как наиболее «главное» по мнению Жукова и Тимошенко), и формально вроде как утверждены не были (так как не были подписаны самим Жуковым и Тимошенко), но когда Кирпонос в КОВО в 5.00 давал команду приступить к выполнению плана прикрытия то вводился в действие именно майский План прикрытия госграницы! Итак было во всех округах — вводились в действие именно новые, майские, хотя и вроде бы неутвержденные планы прикрытия!

«Опубликованы тысячи книг и статей участников тех событий, и ни один маршал, ни одни генерал или адмирал, ни один офицер, ни один историк-исследователь не сообщил о том, что Жуков или кто-то еще приказал ввести в действие заранее разработанные планы и действовать в соответствии с инструкциями, которые хранились в «красных пакетах».

Ни один командующий фронтом, флотом, армией, флотилией, ни один командир корпуса, дивизии, бригады или полка НИКОГДА не получал приказа на вскрытие «красного пакета»

Вот это и называется — беспардонное вранье, по Геббельсу. Чем больше, наглее и примитивнее ложь, тем быстрее в неё поверят.

Можно взять мемуары Рокоссовского как рано утром 22 июня он вскрывал свой «пакет» в присутствии начштаба корпуса, члена военного совета корпуса и «особиста» корпуса. И при этом ему не Жуков такую команду дал. Ему просто сообщили о начале войны, и он вскрыл свой пакет, как и положено в таких случаях — самостоятельно. И хотя команду на вскрытие «красного пакета» Рокоссовскому (как положено) дал не командующий армией или начштаба армии или начальник оперотдела штаба армии, а всего лишь замначоперотдела (который не имело на это право), Рокоссовский принял грамотное решение — он в присутствии своего начштаба, замполита и особиста (коммиссионно) и вскрыл свой пакет.

Но многие свои пакеты не вскрывали т.к. новых пакетов в частях, по майским «Планам прикрытия» просто не было. Для этого стоит Резуну почитать ответы генералов на «вопросы Покровского» которые те давали после войны, на вопрос № 1.

Но как только началась война в округах и ввели в действие свои «Планы обороны и прикрытия» официально. И чтобы это узнать достаточно прочитать не только мемуары, но например «оперсводку № 1» от 22 июня в которой и показаны действия командования западных округов после начала войны. Данная оперсводка сегодня уже выложена и на сайте «Подвиг народа», однако эта висит в интернете уже пару лет (выделено мною, подчеркивания и вычеркивания были в тексте — К.О.):

«Экз. № 1
Оперсводка № 01 Генерального Штаба Красной Армии
На 10.00 22.06.41
Карта 1.000.000

4.00 22.6.41 немцы без всякого повода совершили налет на наши аэродромы и города и перешли границу наземными войсками.
1. Северный фронт. Противник звеном самолетов типа бомбардировщик нарушил границу и вышел в район Ленинграда и Кронштадта.
В воздушном бою было сбито нашими истребителями два самолета.
До 17 самолетов противника пытались пройти в район Выборг, но не дойдя повернули обратно.
В районе Куолярви взят пленный немецкий солдат моторизованного полка 9 пд. На остальных участках фронта спокойно.
2. Северо-Западный фронт. Противник в 4.00 открыл артогонь и одновременно начал бомбить аэродромы и города: Виндава, Либава, Ковно, Вильно и Шауляй. В результате налета возникли пожары в Виндава, Ковно и Вильно.
Потери — уничтожено на аэродроме Виндава три наших самолета, ранено 3 красноармейца и зажжен склад горючего;
в 4.30 над районами Каунас и Либава шел воздушный бой.
Результаты выясняются.
С 5.00 противник ведет систематические налеты группами по 8-20 самолетов на Поневеж, Шавли, Ковно, Рига, Виндава. Результаты выясняются.
Наземные войска противника перешли в наступление и ведут удар в двух направлениях — основной из района Пиллкаллен, Сувалки, Гольдап силами 3-4 пд и 200 танков в направлении Оолита и обеспечивающий главную группировку удар из района Тильзит на Таураге, Юрбакас силами до 3-4 пех.дивизий с невыясненной группой танков.
В результате пограничных боев атака противника на Таураге отбита, но противнику удалось захватить Юрбакас. Положение на направлении главной группировки противника уточняется. Противник видимо стремится действиями на Олита, Вильно выйти на тылы Западного фронта, обеспечивая свои действия ударом на Таураге, Шауляй.
3. Западный фронт. В 4.20 до 60 самолетов противника бомбардировали Гродно и Брест. Одновременно на всей границе Западного фронта противник открыл артиллерийский огонь.
В 5.00 противник бомбардировал Лида, нарушив проводную связь армии.
С 5.00 противник продолжал непрерывные налеты, нанося удары группами бомбардировщиков ДО-17 в сопровождении истребителей МЕ-109 по городам: Кобрин, Гродно, Белосток, Брест, Пружаны.
Основными объектами атаки являются военные городки.
В воздушных боях в районе Пружаны сбиты один бомбардировщик и два истребителя. Наши потери — 9 самолетов.
Сопоцкин и Новоселки горят. Наземными силами противник развивает удар из района Сувалки в направлении Голынка, Домброва и из района Соколув вдоль железной дороги на Волковыск. Наступающие силы противника уточняются. В результате боев противнику удалось овладеть Голынка и выйти в район Домброва, отбросив части 56 сд в южном направлению.
В направлении Соколув, Волковыск идут напряженные бои в районе Черемха. Своими действиями этих двух направлений противник очевидно стремится охватить северо-западную группировку фронта.
Командующий фронтом намечает контрудар в направлении Голынка для уничтожения прорвавшегося противника.
Командующий 3 армии вводом танковой дивизии стремится ликвидировать прорыв противника на Голынка.
4. Юго-Западный фронт. В 4.20 противник начал обстрел пулеметным огнем наших границ. С 4.30 самолеты противника ведут бомбардировку Любомль, Ковель, Луцк, Владимир-Волынск, Новоград Волынск, Черновицы, Хотин и аэродромов у Черновицы, Галич, Бучач, Зубов, Адамы, Куровице, Чунев, Скнилов. В результате бомбежки в Скнилове был зажжен технический склад, но пожар ликвидирован; выведено из строя на аэродроме Куровице 14 самолетов и на аэродроме Адамы 16 самолетов. Нашими истребителями сбито два самолета противника.
В 4.35 после артогня по району Владимир Волынск и Любомль наземные войска противника перешли границу развивая удар в направлении Владимир Волынск, Любомль и Крыстинополь.
В 5.20 в районе Черновицы у Карпешти противник также начал наступление.
В 6.00 в районе Радзехув выброшен парашютный десант противника неустановленной численности.
В результате действия наземных войск противник занял, по непроверенным данным, Пархач и Высоцко в районе Радымно. До полка конницы противника с танками, действующими в направлении Рава-Русска проник к УР. В районе Чернивицы противник потеснил наши пограничные заставы.
На Румынском участке в воздушных боях над Кишиневым и Бельцами сбито 2 самолета противника. Отдельным самолетам противника удалось прорваться на Гросулово и бомбить аэродромы Бельцы, Болград и Болгарийка.
В результате бомбежки уничтожено 5 самолетов на аэродроме Гросулово.
Наземный войска противника на фронте Липканы-Рени пытались форсировать реку Прут, но были отбиты. По непроверенным данным противник в районе Картал высадил десант через Дунай.

Командующие фронтами ввели в действие план прикрытия и активными действиями подвижных войск стремятся уничтожить перешедшие границу части противника.

Противник, упредив наши войска в развертывании, вынудил части Красной Армии принять бой в процессе занятия исходного положения по плану прикрытия. Используя это преимущество, противнику удалось на отдельных направлениях достичь частичного успеха.

Начальник Генерального Штаба
Красной Армии генерал армии Жуков
Автограф
ЦАМО, ф. 16а, оп. 1071, д. 1, л.л. 2-5
»

Оперсводка составлена на 10.00 утра 22 июня. И Жуков пишет, что к этому времени командующие округов уже ввели в действие «Планы прикрытия» («Планы обороны»), после чего «красные пакеты» вскрывают вообще-то «автоматически». А вот то, что во многих частях западных округов о начале войны узнавали из выступления Молотова, что они понятия не имели о введении в действие «Плана обороны и прикрытия» это прямая вина командующих округов и особенно Павлова, которого Резун очень защищает. Но в данном случае прямой вины за это Жукова нет.

Можно конечно сказать, что Резун не мог раньше видеть выложенную недавно на сайте «Подвиг народа» эту оперсводку. Но вообще-то он вообще старается игнорировать подобные документы, которые давно выложены в интернете. Проще врать в наглую.

Например, в КОВО дали такой приказ:

«БОЕВОЙ ПРИКАЗ ШТАБА КИЕВСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА КОМАНДИРАМ 24-го МЕХ[АНИЗИРОВАННОГО] КОРПУСА И 45-й ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ

22 июня 1941 г.

С рассвета 22 июня немцы начали наступление. Бой идет на границе.

Приступить к выполнению плана прикрытия 1941 года.

Командующий войсками Киевского особого военного округа генерал-полковник КИРПОНОС

Член военного совета корпусной комиссар ВАШУГИН

Начальник штаба генерал-майор ПУРКАЕВ»

(ЦАМО, ф, 229, ОП. 164, д. 50, л. 3. Подлинник. Источник: «Военно-исторический журнал» № 6, 1989 г., с. 31)

Это приказ выложен был в «Военно-историческом журнале ещё в 1989 году. И думаю, что Резун его видел — в Лондоне, где он строчит свои перлы этот журнал при желании можно найти. И этот журнал именно в этот год выкладывал ну очень много документов этих дней.

А теперь насчет «сигнала о нападении» на Германию «Гроза», который так любит В. Резун:

«Из журнала боевых действий войск Западного фронта за июнь 1941 г. о группировке и положении войск фронта к началу войны1

22 июня 1941 г. Около часа ночи из Москвы была получена шифровка с приказанием о немедленном приведении войск в боевую готовность на случай ожидающегося с утра нападения Германии.

Примерно в 2 часа — 2 часа 30 минут аналогичное приказание было сделано шифром армиям, частям укрепленных районов предписывалось немедленно занять укрепленные районы. По сигналу «Гроза» вводился с действие «Красный пакет», содержащий в себе план прикрытия госграницы.

[Однако] Шифровки штаба округа штабами армий были получены, как оказалось, слишком поздно, 3-я и 4-я армии успели расшифровать приказания и сделать кое-какие распоряжения, а 10-я армия расшифровала предупреждение уже после начала военных действий.

<…>

Войска подтягивались к границе в соответствии с указаниями Генерального штаба Красной Армии.

Письменных приказов и распоряжений корпусам и дивизиям не давалось.

Указания командиры дивизий получали устно от начальника штаба округа генерал-майора Климовских. Личному составу объяснялось, что они идут на большие учения. Войска брали с собой все учебное имущество (приборы, мишени и т.д.) [...]

Заместитель начальника штаба Западного фронта
генерал-лейтенант Маландин

Старший помощник начальника оперативного отдела
майор Петров

1 Журнал боевых действий войск Западного фронта составлен в августе-сентябре 1941 г., вследствие чего некоторые события и положение отдельных соединений могут оказаться приведенными не точно…

(Ф. 208, оп. 355802с, д. 1, лл. 4-10.)

(«Боевые действия Красной армии в Великой Отечественной войне», http://bdsa.ru/documents/html/donesiune41/41061822.html ).

Этот журнал боевых действий Западного фронта и этот сайт тоже не вчера появился в интернете … Что означает сигнал «Гроза»? Резун утверждает, что по этому сигналы СССР и должен был напасть на СССР! Первым! Но это не так. Это совсем не так и данный сигнал в принципе не имеет отношение ни к нападению на Германию и даже не совсем к … обороне как таковой. И что это за сигнал — чуть позже…

«Официальная кремлевская пропаганда опрокинула самосвалы блевотины на командный состав Красной Армии. Ныне миру внушено, что командиры Красной Армии были трусливы, глупы и ленивы. По приказу Министерства обороны России некий ученый муж из университета Тель-Авива даже провел специальное исследование, и с научной точностью вычислил в процентах количество идиотов среди командиров Красной Армии

Тоже вранье и наглое причем. Официальная кремлевская пропаганда в принципе никогда не поливала грязью генералов и командиров и тем более лета 41-го! И уж тем боле с помощью некоего «ученого мужа» из Израиля(!?). В таких случаях приличные историки приводят ссылки на эти самые «самосвалы блевотины» и тем боле указывают фамилии этих самых «ученых мужей из Тель-Авива». А иначе за разжигание антисемитизма можно и канделябром по голове… Проще, кстати, процент идиотизма вычислить в работах самого Резуна и в его «мыслях». Впрочем — он и без вычислений зашкаливает…

«Но давайте попробуем поставить себя на место тех несчастных красных командиров. Давайте попробуем посмотреть на мир из под козырьков их фуражек. Командирам советских полков, бригад, дивизий, корпусов, командующим армиями и фронтами категорически запрещалось разрабатывать какие-либо планы на случай войны. За всех думал Жуков.»

Это вранье уже рассматривали выше — армия не колхоз — прикажут — разработают.

«Планы войны проступали из Генерального штаба, хранились в опечатанных пакетах как величайшая государственная тайна. Что там Жуков запланировал, знать до начала войны не полагалось. И вот война. Своего плана у вас нет. И не по вашей вине. На вскрытие «красного пакета» требуется разрешение того же Жукова. Но разрешения тоже нет. За самовольное вскрытие пакета вас уничтожат. В таком же положении — вся Красная Армия. Сотни тысяч командиров не имеют никаких планов и гибнут зря.»

«Планов войны» не существуют. Есть «план действий» в каждой части на случай войны. Эти планы в частях есть «по определению». Дальше у Резуна просто никчемные и лицемерные вопли…

«Сговориться о совместных действиях тысячи командиров не имеют ни времени, ни возможности, да они и не имеют права этого делать. Для того, чтобы организовать совместные действия всей армии существует Генеральный штаб. Но он свою задачу не выполнил, потому лучшие командиры, лучшие штабы и боевые части Красной Армии без толку погибли на границе. И вот после смерти, всех этих командиров обливают грязью, называют дураками и вычисляют процент идиотов в их рядах.»

Ну, так кто конкретно обливает командиров грязью?? Может сам Резун?

«Жуков по злому умыслу, по глупости или с перепугу ЗАБЫЛ отдать приказ на вскрытие пакетов. Тем самым Жуков оставил Красную Армию без планов, следовательно, подставил ее под разгром. И вот его называют гением. Даже орден Жукова учредили для таких же, как он, гениев, для тех, кто не способен справляться с простейшими обязанностями в критической обстановке.»

Жуков ничего не «забыл». Он выполнял то, что ему положено и нечего тут наводить тень на плетень.

Дальше стоит почитать ну очень умные рассуждения Резуна о «дурацкой Директиве № 1»

«… дисциплина становится самоубийственной, если войскам отдают дурацкие приказы.

Начальник Генерального штаба генерал армии Жуков перед войной отдал достаточно приказов, которые полностью парализовали Красную Армию: самолетов противника не сбивать! Патроны и снаряды у передовых полков и дивизий изъять! Чтобы не было случайной артиллерийской стрельбы, замки с орудий снять и сдать на склады! Пограничные мосты разминировать! На провокации не поддаваться! За попытки стрелять по германским самолетам-нарушителям всех виновных судить судом военного трибунала!»

1-е — запрет сбивать самолеты действительно был и распространялся, например на пограничников. В их случае подбитый или обстрелянный самолет вполне мог перелететь на свою сторону и уцелеть, а это вызвало бы скандал международный — «Советы» обстреливают и сбивают самолеты на сопредельной стороне, летающие «просто так» вдоль границы. Так же запрет касался, конечно же, обычные части — не их дело палить в белый свет, как только кому самолет с крестами привидится. Но части ПВО такого запрета не имели. А если имели, то Резуну стоило бы его привести документально.

2-е — приказы на изъятие снарядов и сдачу их на склады шли от командования самих округов. И были незаконны. Генштаб же ещё в середине мая разрешил хранить в танках боекомплекты (об этом пишет в своих воспоминаниях маршал М.В. Захаров — «Генеральный штаб в предвоенные годы», М. АСТ, 2005 г.). А патроны и так в оружейках хранятся, в подразделениях, а не на руках у бойцов. И выдаются только по боевой тревоге. При этом командование того же КОВО и давало команду снаряжать пулеметные ленты и пополнять оружейки. А при выдвижении «глубинных дивизий» в сторону границы после 15 июня частям прямо предписывалось иметь при себе «возимые запасы огнеприпасов» и ГСМ.

3-е — насчет замков артиллерийских не скажу, а вот случаи когда командование самих округов приказывало сдать «на поверку» в окружные мастерские (за 300 км) сразу все прицелы у отдельных гаубичных полков под Шауляем и под Брестом — были. Но только Жуков тут не причем… Такие приказы отдавали генералы, заместители командующих округов, устно, и это описывают очевидцы в своих воспоминаниях.

4-е — мосты разминировали или вообще не минировали. Но это делалось по одной простой причине — генералы наши считали, что мосты нам самим пригодятся, когда в ответ на нападение врага они уже на следующий день смогут сами начать ответное наступление — «операции вторжения» а ля Тухачевский…. И тут-таки да, Жуков виноват…. И подтверждает это директива, о которой Резун тут расписывать не стал — «Директива № 3» вечера 22 июня.

5-е — по самолетам противника наши зенитчики вполне себе лихо стреляли и никого за это не расстреливали и под суд не отдавали. Хотя определенные ограничения на такую стрельбу были — неча раскрывать свои позиции раньше времени. Но стрелять обычным частям по самолетам, которые «заблудились»??? Бред…. Немцы летали к нам, и мы им слали ноты протеста. На их сторону регулярно летали наши самолеты разведчики, а немцы нам слали ноты протеста. Правда немцы старались обходить стороной укрепленные зенитками районы, да и не всегда на перехват успевали наши истребители. Но если догоняли, то не сбивали этих нарушителей, а принуждали к посадке и стрельбой в том числе… (и при этом даже сбивали — что ж поделаешь — попадали…). Но Резуну стоило бы приказ о наказании привести, по которому сажали в «ГУЛАГ» хоть кого-то на границе. Разборки по факту стрельбы и тем более сбития устраивали в обязательном порядке. Но чтоб в «ГУЛАГ» кого посадили — стоило бы факты приводить, а не бздеть в таких случаях голословно…

«За выполнением приказов Жукова весьма бдительно следили товарищи из НКВД и НКГБ. В марте 1941 года (когда Жуков уже был начальником Генерального штаба) все руководство флота чуть не пошло под расстрел за то, что флотские зенитчики открывали огонь по германским самолетам-нарушителям. Жуков не сделал ничего, чтобы оправдать флотских командиров и отменить приказ самолеты-нарушители не сбивать. Наоборот, товарищи из НКВД предъявили обвинения руководству флоту не по своей инициативе, а по записке Жукова, который требовал примерно наказать всех, кто стреляет без приказа

В это время, кстати, особые отделы подчинялись наркомату обороны, а не НКВД и НКГБ. И то что «За выполнением приказов Жукова весьма бдительно следили товарищи из НКВД и НКГБ» весьма сомнительно… При этом «особые отделы» РККА согласовывали свои действия с НКВД, докладывали и т.п. но не более. Так что «товарищи из НКВД» никак следить «бдительно» за командирами не могли…

И опять Резун кидается голословными утверждениями — в таких случаях и требуется документики привести.

«7. … До германского нападения Жуков засыпал армию запретами на применения оружия. Даже 22 июня 1941 года в 0 часов 25 минут войскам была передана Директива № 1: «Задача наших войск, — не поддаваться ни на какие провокационные действия…» Директива была подписано маршалом Тимошенко и генералом армии Жуковым. Она завершалась категорическим требованием: «Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить»

Нападение на СССР началось в 3.00-3.30 утра. А вот «провокационные действия» на границе начались уже в 2.00. Это были попытки отдельных стрелковых взводов вермахта перейти границу и напасть на пограничников (регулярные части РККА в основном стояли не у самой границы все же). И если бы наши регулярные войска начали уже в это время наносить артиллерийские удары и даже просто участвовать в уничтожении этих взводов, то СССР вполне можно было бы спокойно представить агрессором. И заканчивалась та директива вполне разумно — «Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить».

Далее Резун изгаляется над текстом «Директивы № 1».

Почитаем, а потом и попробуем ответить на его умные слова.

«… Жуков постоянно прикидывался умным человеком, потому с завидным постоянством попадал в дурацкое положение. Он сам заявил, что якобы вечером 21 июня все иллюзии рассеялись, и он якобы понял: это война! Признание Жукова опубликовано в официальном органе Министерства обороны России — «Военно-историческом журнале». И вот, сообразив вечером 21 июня 1941 года, что начинается война, Жуков в 0 часов 25 минут 22 июня отдает приказ войскам на провокации не поддаваться и никаких мероприятий не проводить.

Стал бы умный человек такое рассказывать? Ведь если сопоставить два заявления Жукова, и если им поверить, то великого стратега следовало повесить на площади вверх ногами за вредительство, за сознательное истребление своей собственной армии, за содействие врагу и измену Родине

«Стал бы умный человек отдавать приказ войскам не поддаваться на провокации, ПОСЛЕ того, как понял, что речь идет не о провокациях, а о нападении противника?»

«… Директива №1 была по существу смертным приговором Красной Армии: не сопротивляться, когда в тебя стреляют!
Генерал, подписавший этот бредовый документ, был бы у него ум, должен был прикидываться дурачком: да, я такое подписал ибо обстановки не понимал. Но наш стратег решил прикидываться умным: я первым понял, что это война! Я это сообразил еще вечером 21 июня, а глупый Сталин даже 22 июня отказывался ситуацию понимать…
Жукову верить нельзя.
Но если мы Жукову поверим, тогда возникает много вопросов. Жуков понял: это не провокация, а война, и ПОСЛЕ ЭТОГО отдал войскам приказ на провокации не поддаваться. Зачем? Он — враг народа? Вредитель? Он был завербован гитлеровцами и по их приказу подставил Красную Армию по разгром? Или он совершал злодеяния по собственной инициативе? Зачем он эту гадость сотворил? Из-за любви к Гитлеру? Из-за ненависти к своему народу?
Если поверить рассказам Жукова, тогда возникают вопросы и к нашим вождям. Вы знали, что Жуков отдал преступный приказ, который погубил Красную Армию. Сделал это он не по глупости, а преднамеренно. Почему же вы его прославляете? Вы тоже являетесь врагами народа и вредителями?
Чтобы не нарваться на такие обвинения, нашим вождям и всем нам лучше не принимать всерьез выдумки Жукова.
Нам описывают трусливого Сталина, который ничего не делал в момент начала войны, и мудрого Жукова, который слал директивы войскам. А по мне, лучше ничего не делать, чем слать ТАКИЕ директивы.
Жуков должен был или подобных приказов не отдавать, или создать такую систему управления, которая позволяла бы в момент начала войны, а еще лучше — до ее начала, все ранее наложенные ограничения на применение оружия отменить. Надо было придумать какой-то сигнал, который можно было бы довести сразу до всех войск.
Любая армия вступает в оборонительную войну без всяких приказов, точно как часовой на посту отражает нападение, не дожидаясь никаких дополнительных распоряжений, директив или сигналов. Но Жуков строжайше повелел в бой не вступать, огня не открывать.

Раз ввел такие запреты, изволь придумать одно короткое звучное слово: «Заслон», «Сапфир», «Тайга» и заранее оговорить их значение. Пусть подчиненные знают: если такое слово передал начальник Генерального штаба, значит, все запреты отменяются. Этот сигнал разрешает вести бой. Он означает: ВОЙНА!»

О каком «вступлении в бой» можно нести чущь если враг ещё не напал??? А вот как нападет — для этого и есть магические и тайные слова — «Гроза» например…

«Но Начальник Генерального штаба генерал армии Жуков год назад публично плакал о грядущих жертвах. С того момента он «всю свою жизнь посвятил грядущей войне». Пять месяцев сидя в кресле начальника Генерального штаба, думал о войне, но не придумал короткого слова на случай, если потребуется оповестить страну и армию о начале войны.
Мало того, что Жуков оставил всю армию без всяких планов, но он еще НАЛОЖИЛ ЗАПРЕТ НА ВЕДЕНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ. Но и этого мало. В момент начала войны Жуков ЗАБЫЛ снять наложенные им запреты. А разгром 1941 года он объяснил тем, что «враг был сильнее», что «войска были неустойчивыми, они впадали в панику и бежали».
Жуков постоянно рассказывал о глупом и трусливом Сталине. Ранним утром 22 июня 1941 года Сталин не верил, что началась война. А мудрый Жуков понимал: это война. Если ты понимаешь, звони во все колокола! Дави на все кнопки! Срывай пломбы на рычагах! Включай сирены! По всем каналам гони шифровки командующим фронтами и армиями и ори в телефон открытым текстом, чтобы вскрывали «красные пакеты». Передай свое понимание обстановки подчиненным! Они, дураки, не понимают, что началась война, но ты-то гений! Сообщи же им, что мир кончился!

Ну, никак не угомонится Резун — обидно ему, что СССР не напал первыми — надо было напасть хотя бы на полчаса раньше Гитлера!!! И стать агрессором… вместо Гитлера…

«Но Жуков не делает ничего. Так объясните же мне, кому нужна мудрость Жукова, если эта мудрость не выходит за стены кремлевского кабинета? Что толку от такой мудрости? Что толку, если Жуков все понимает и все знает, но войскам своего знания и понимания обстановки не сообщает?»

Ах, как жаль что не «резуны» тогда управляли страной, а Сталины…. Уж Резуны бы показали, как воевать надо. Те самые Резуны, что драпают в Лондон, как только им хвост прижимают на мелкой «фарце»…

«Обязанность командующих фронтами, флотами, армиями, флотилиями, командиров корпусов, дивизий, бригад, полков, батальонов, рот и взводов — командовать своими войсками, отражать удары противника. Но они не выполняют своих обязанностей, ибо связаны приказами огня не открывать. А обязанность Жукова — оповестить войска о начале войны.

О возможном начале войны Жуков, а точнее Сталин через Тимошенко и Жукова и оповестил войска «Директивой № 1» от 21 июня 1941 года. Времени для того чтобы поднять войска по боевой тревоге у командования западных округов вполне хватало даже в ночь на 22 июня. И на примере Одесского ВО вполне видно как это время использовалось, если командование действует как положено.

« В своих действиях Жуков не связан ничем. Так почему он не выполняет свои обязанности?
Сам Жуков описал эти первые минуты и часы войны. Вот в кабинет Сталина входит Молотов и заявляет, что имел встречу с германским послом, и тот передал официальные документы германского правительства об объявлении войны Советскому Союзу. Жуков описывает реакцию Сталина на это сообщение, но почему-то не описывает свою собственную реакцию. Сам Жуков якобы давно знает, что война началась, вот еще и Молотов принес официальное подтверждение. Реакция Жукова на слова Молотова должна быть однозначной и мгновенной. Каждая секунда промедления означает все новые захваченные противником мосты, склады оружия и боеприпасов. Каждая минута промедления — это новые километры, намотанные на гусеницы танков Гота, Гудериана, Манштейна. Каждый час промедления означает новые сотни сгоревших на аэродромах самолетов, новые сотни тонн без толку пролитой крови. Поэтому, услышав официальное подтверждение Молотова о том, что война объявлена, Жуков должен был хватать трубку телефона и орать во все адреса: ВОЙНА! ВОЙНА! ВОЙНА!
Но мудрый Жуков ходит по кабинету, говорит умные слова, но ничего не сообщает войскам, которые не имеют никаких указаний, кроме категорических требований никаких мероприятий не проводить.

Директива, которая предписывала округам поднимать войска по боевой тревоге, отправлена была хоть и со скрипом, но все же около 1.00 ночи 22 июня. А перед этим в западные округа (ещё около 22.00) звонил оперативный дежурный Генерального штаба в звании генерала и предупреждал окружное командование о том, чтобы те ждали поступление «важнейшей шифровки» из Москвы!!! (Маршал М.В. Захаров пишет, что ему об отправке в ОдВО «Директивы № 1» звонил около 1.15 ночи 22 июня «Ответственный дежурный Генштаба» полковник ГШ Масленников)

И звонил этот оперативный дежурный около 22.00 21 июня не по личной и смелой инициативе. Такую команду он мог получить только от того кому оперативный дежурный ГШ подчинен — от начальника Генштаба, Г.К. Жукова, который мог поставить такую задачу только из одного места — из кабинета Сталина, где он был вместе с Тимошенко с 20.50 до 22.20. (После этого «Директива № 1» и поступила в округа, но только около 1 часа ночи.)

И даже в этом случае времени у командования округов вполне было, чтобы войска поднять, авиацию перегнать на оперативные аэродромы и выполнить то, что от них требуется. А вот «орать во все адреса: ВОЙНА! ВОЙНА!» до того как на вас напали — полный идиотизм. Не будет авиации на стационарных аэродромах которые известны врагу — не будет сгоревших самолетов… Как не было их в ОдВО 22 июня. Будут выведены заранее приграничные дивизии из Бреста — не будет избиения спящих и безоружных бойцов в крепости, а враг не рванет по прямой и открытой дороге на Минск.

«Не имея указаний Москвы, командующий Западным фронтом генерал армии Павлов на свой страх и риск, в 5 часов 25 минут отдает приказ: «Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых военных действий приказываю поднять войска и действовать по-боевому».»

Ну что ж, смотрим, как на самом деле выглядит приказ Павлова армиям ЗапОВО в ночь на 22 июня.

«БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ОТ 22 ИЮНЯ 1941 г. КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ 3, 10-й и 4-й АРМИЙ НА ОТРАЖЕНИЕ НАПАДЕНИЯ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК

Особо секретно

Командующим 3, 10-й и 4-й армиями

Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых военных действий приказываю:

Поднять войска и действовать по-боевому.

Павлов Фоминых Климовских

На документе отметка: «Отправлен 22 июня 1941 г. 5 часов 25 минут».»

(Ф. 208, оп. 2454сс, д. 26. л. 76)

Вроде все верно «процитировал» Резун, но самое «забавное», что Павлов отдал этот приказ в 5.25 в армии, но в ГШ доложил, что отдал этот приказ ещё в 4.20!

Павлов в 5 часов 25 минут 22 июня отправил командармам 3-й, 10-й и 4-й армий «Боевое распоряжение» — «Поднять войска и действовать по-боевому….». Но в Москву, однако, он об этом «боевом распоряжении» доложил ещё за час до этого, ещё в 4.20 (какой молодец):

«БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ ШТАБА ЗАПАДНОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА НАЧАЛЬНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ № 001/оп

22 июня 1941 г., 4.20.

Первое: 3-я армия — до 60 самолетов немцев бомбят Гродно. Наша авиация завязала воздушный бои.

Второе: 10-я армия — группа диверсантов перешла границу, из них 2 убито, 2 ранено, 3 захвачено в плен, один бежал.

Третье: 4-я армия — в 4.20 началась бомбежка Бреста. Количество самолетов не выяснено.

Четвертое: По всей границе по данным постов ВНОС — артиллерийская перестрелка.

Пятое: Приказано поднять войска и действовать по-боевому.

Начальник штаба Западного особого военного округа

генерал-майор КЛИМОВСКИХ

(ЦАМО, ф. 344, oп. 5564. д. 10, л. 56. Подлинник. Источник: «ВИЖ» № 6, 1989 г. стр. 29)

Но Резун ведь не читает подобные журналы…

Всё бы ничего в том приказе Павлова, да вот только при получении такого «приказа», «боевого распоряжения», командующим армиями этого округа оставалось разве что пустить себе пулю в лоб. Особенно командирам корпусов и дивизий в этом округе. При получении подобного приказа командиры должны вроде как вскрыть «красные пакеты» и начинать, согласно приказам в этих «пакетах», «действовать по-боевому» — выполнять «План прикрытия». А вот здесь и произошло то, что привело к Разгрому ЗапОВО:

1-е — от Павлова требовалось дать команду как тому же Кирпоносу в КОВО — «Приступить к выполнению ЗапОВО-41», но он видимо позабыл военный «сленг» и стал («от волнения» видимо) выдавать идиотские команды;

2-е — практически все дивизии и корпуса не имели никакого понятия о том, что им делать и куда выдвигаться. А все потому, что «вскрывать» им было нечего.

Дело в том, что при составлении «Плана прикрытия» каждый командир каждой части, любого подразделения, если его часть указана в этом «плане», должен быть ознакомлен с этим «планом» в части, его касающейся. Если в «Плане прикрытия» указан район обороны и план действий для конкретной дивизии, то командир дивизии должен иметь тот самый «красный пакет» в котором эти действия и район обороны будут указаны. В «красных пакетах» дается общее указание и разрешение на выполнение «Плана прикрытия» «в части касающейся» этой конкретной дивизии — куда двигаться, в какие сроки и т.п. Но практически во всех корпусах и дивизиях ЗапОВО «красные пакеты» просто отсутствовали — в связи с тем, что армейские «красные пакеты», даже если они и были, находились, «под сукном» в штабе округа на утверждении у командующего округом Павлова.

С одной стороны, окружной «ПП» на 22 июня ещё не был утвержден в Москве. Однако «хитрость» была ещё и в том, что командиры дивизий и корпусов даже на стадии разработки «Планов прикрытия» не были с ними ознакомлены «в части их касающейся», и не участвовали в их разработке (смотри ответы генералов в ВИЖ № 3, 5 за 1989 год, «Фронтовики ответили так!»). Хотя генерал Коробков, командующий 4-й армией в Бресте, по словам его начштаба Сандалова, в полночь с 21 на 22 июня срочно выдал неутвержденные «пакеты» в части! И Сандалов писал об этом ещё в 1960-е.

Т.е., «красных пакетов» по новым «планам обороны» действительно не было в войсках западных округов, но не только Жуков к этому отношения имел. Полная вина за это лежит и на командовании западных округов, которые представили свои «Планы обороны» в ГШ на утверждение не в конце мая, начале июня, а только к 20 июня. И из-за этого и в частях не было новых утвержденных в этих округах (но не в ГШ) «красных пакетов». И самое важное — Павловы-Кирпоносы и Кузнецовы как раз и не доводили до подчиненных, что им требуется отработать уточнения к старым «ПП» в мае 1941 года.

«Что это означает: действовать по-боевому? Наступать? Обороняться? Отходить? Или вот конкретная ситуация: пограничный мост. Приказано действовать по-боевому. Это значит, пограничный мост удерживать? Или взорвать его? Или по нему двинуть на территорию противника разведывательные батальоны танковых дивизий? »

В данном случае Павлов должен был дать другую команду. Например, поступить так как поступил в ОдВО генерал М.В. Захаров, начштаба округа — объявить боевую тревогу во всех гарнизонах и частях округа. После чего каждый командир и сам бы знал, что ему вскрывать и куда двигаться. И не после нападения Германии а после того как получил и расшифровал «Директиву № 1» — около 2.00 ночи ещё. «Директива № 1» от 21.06 1941 г. — не боле чем бумага к исполнению которую потом пришивают в дело. А от командующих округов требовалось только одного — поднимать свои гарнизоны по боевой тревоге!!!

Почему Павлов выдал именно такой «странный» приказ и именно после нападения? Вот за это его и спросили на следствии и суде…

«Приказ действовать по-боевому, означал, что каждый может действовать, как найдет нужным. И получился полный разнобой. Каждый командир отдавал свои собственные приказы, понятия не имея, что делают соседи: наступают, обороняются, бегут или прячутся в лесах. Такая ситуация именуется страшным термином: потеря управления.»

Это не более чем дурацкие фантазии Резуна которые тот навязывает читателю… Потеря управления произошла позже — когда связь с армиями Павлов окончательно потерял. То провода враги порезали в ночь на 22 июня, то Павлова не могли найти — он был на одном КП, а его искали на другом уже после 22 июня…

«Это происходило не только в Западном особом военном округе, но и во всех остальных.
Одни войска по приказам своих командиров или без приказов отходили.
Другие встали в глухую оборону. Среди них 99-я стрелковая дивизия, которую генерал-майор А.А. Власов перед войной сделал лучшей дивизией Красной Армии. Власовцы стояли насмерть, защищая свою родину. Кстати, в ходе войны 99-я стрелковая дивизия первой в Красной Армии была награждена боевым орденом. Это случилось 22 июля 1941 года.
Третьи перешли в решительное наступление. Например, боевые корабли Дунайской флотилии высадили мощный десант на румынских берегах и водрузили красные знамена освобождения на всех колокольнях.
Все это вместе называется хаосом. Ничего хорошего из этого выйти не могло. И не вышло.
»

Резун не соврет — видимо спать спокойно не будет (тем более что он ходит по кругу в своем вранье). Выше уже приводился такой приказ КОВО, в котором приказывали своим частям:

«С рассвета 22 июня немцы начали наступление. Бой идет на границе.

Приступить к выполнению плана прикрытия 1941 года.

Командующий войсками Киевского особого военного округа
генерал-полковник КИРПОНОС…
»

(ЦАМО, ф, 229, ОП.164, д.50, л.3. Подлинник. Источник: «ВИЖ» № 6, 1989 г., с. 31)

Как видите, в КОВО данный приказ был отдан конкретным частям, а не «вообще» в армии, как это сделал Павлов. И указали именно конкретно — «Приступить к выполнению плана прикрытия 1941 года». И видимо надо ещё раз напомнить — при получении такого приказа командиры и обязаны действовать согласно своих «планов обороны и прикрытия», которые они отрабатывают постоянно и имеют в своих частях в сейфе начальника штаба. И по получении такого приказа им даже вскрывать свои «красные пакеты» нет необходимости — они и так обязаны «знать свой маневр» — куда и как им идти …. Кстати, перечисленные в этом приказе подразделения входили в состав резерва командующего округом и находились в глубине округа. Т.е. подобные приказы командующий КОВО дал всем частям своего округа — от резервных, у которых было время на подъем по тревоге и на отправку, до дивизий первого эшелона стоящие на самой границе.

Вы думаете В. Резун этого не знает??? Ну-ну…

Резун уверяет что никто из командиров в западных округах не получал команды вскрывать «красные пакеты»??? Это правда — по личной команде начальника Генерального Штаба РККА никто. Хотя бы потому что это делается в округах после получения от нач ГШ соответствующего приказа и это не будет «приказ»: «Вскрыть «красные пакеты»!!!». Или это делается в случае начала войны, по боевой тревоге и при введении в действие «Планов прикрытия».

А теперь посмотрим что это за такая «Гроза», которой Резун всех пугает столько лет и что она на самом деле означает. Ведь этот сигнал пришел в западные округа только … после 18.00 22 июня!

Буквально «на днях» (19 июня 2011 года) исследователь С. Чекунов выложил шифротелеграмму штаба ЗапОВО в Генштаб от 22 июня 1941 года (выделено и подчеркнуто мною — К.О.):

«Шифровка № 32652/ш Из Минска
Подана 22.6.41 21.30

Принята 22.6.41 22.10
Поступила в 4 отделение 8 отдела Генштаба Красной Армии 23.6.41 04.00

Начальнику Генштаба КА
Мобтелеграмма схеме «ГРОЗА» получена штабом округа 18.30 22.6.
Климовских
№ м/2/122
Расшифровал 23.6.41 06.53 Рудаков
Отпечатано в 2 экземплярах
№ 1 — 8 отделение
№ 2 — Нач. Генштаба КА»
ЦАМО, ф. 48а, оп. 3408, д. 47, л. 47
» (http://militera.b.qip.ru/?1-3-0-00001367-000-0-0-1308472534 )

Как видно из этой шифровки приказ Генерального штаба о начале выполнения «Грозы» в Минск поступил в 18.30 22 июня. Отправили ответную шифровку из Минска в Генштаб (подтвердили получение Директивы ГШ) — в 21.30 22 июня. На самом деле связисты шлют «подтверждение» сразу же, но в данном случае от командования округов требовали дополнительной телеграммы в Генштаб, чтобы быть уверенными в том, что командующие точно поняли суть данного приказа. Поступила она на узел связи ГШ (в 4-е отделение 8-го Отдела ГШ) в 4.00. И из-за загруженности Генштаба в эти часы её передали на расшифровку как не самую срочную, и расшифровали только в 06.53.

Также исследователь Чекунов привел подобную шифровку по ПрибОВО:

«Шифровка № 32572/ш Из Риги
Подана 22.6.41 22.35
Принята 22.6.41 23.15
Поступила в 4 отделение 8 отдела Генштаба Красной Армии 23.6.41 00.30


Народному Комиссару Обороны
Мобилизационная телеграмма № 2206 схема ТРЕВОГА получена штабе ПРИБОВО 22 июня 18.28. Приступлено исполнению работ по мобплану 1941 года.
№ ом/684 Сафронов, Радецкий, Гусев.
Расшифровал 23.6.41 01.30 Курдюкова
Отпечатано в 2 экземплярах
№ 1 — 8 отделение
№ 2 — НКО СССР…
»

Т.е. «Гроза», это не сигнал о «нападении» на Германию! И даже не сигнал о начале выполнения «Планов обороны и прикрытия» официально (на это давали команду командующие около 5.00 утра ещё). Это сигнал на выполнение Мобилизационных планов! Которые назвать планами нападения можно только в дурном сне. Но до нападения врага и нельзя было давать такие команды на выполнение подобных «Планов». И уж тем более на вскрытие «красных пакетов».

ГШ согласно «Планов обороны и прикрытия» должен был дать следующую команду (к примеру) на начало выполнения этих планов — «Приступить к выполнению КОВО-41». По этой команде в округах должны пройти свои приказы на выполнение своих «ПП» и согласно этим приказам командиры и вскроют свои «пакеты». Так это должно было работать в мирное время, до нападения врага (если правительство СССР примет такое решение) и после уже нападения врага.

В случае состоявшегося нападения врага («внезапного»), дается команда отдельным сигналом.

Но повторяю, в данном случае сигнал имеющий наименование — «Гроза» даже не о выполнении «Планов обороны». Этот сигнал запускал в действие Мобилизационные планы округов!

Один из военных специалистов «по связи» высказал такое предположение: «»Гроза» в данном случае это просто название схемы связи по мобилизационным вопросам. Только связи. В семидесятые годы этим схемам давали экзотические названия «Черный снег», «Жидкий лед», «Алый парус», «Большой микрон», «Летний снег» и т.п. В основном эта схема определяет частоты радиосвязи, какими шифротаблицами пользоваться, названия узлов связи, старшинство узлов связи, каналы связи…» (Веремеев Ю.Г.)

Однако С. Чекунов пояснил:

«Название схемы — это не связь, это принцип проведения мобилизации. Всего в СССР в 1941 году было предусмотрено три варианта проведения мобилизации — открытая частичная, открытая всеобщая, скрытая. Каждому варианту присваивалось название. В случае объявления мобилизации в округ поступала телеграмма, в которой упоминалось это название.
Разберем случай ЗапОВО. В случае наличия в мобтелеграмме названия «ГРОЗА» округ проводил открытую частичную мобилизацию, в случае наличия названия «ШТУРМ», округ проводил открытую всеобщую мобилизацию (ШТУРМ был общим для всех округов), в случае наличия названия «ПУШКА», ЗапОВО проводил скрытую мобилизацию.
Вот текст Мобилизационной телеграммы, которую отправили с Центрального телеграфа 22.06.1941:

«Мобилизационная схема ___________
Президиумом Верховного Совета СССР объявлена мобилизация. Первый день мобилизации 23 (двадцать третье) июня. № 2206
»

Вместо прочерка при отправке в конкретный округ проставляли свое название схемы.
В случае с ЗапОВО отправленный текст [из Генерального штаба, в ответ на который Минск и отвечал указанной выше шифровкой - К.О.] был следующий:

«Мобилизационная схема ГРОЗА
Президиумом Верховного Совета СССР объявлена мобилизация. Первый день мобилизации 23 (двадцать третье) июня. № 2206
».

Данный текст означал, что на территории Западного Особого Военного Округа объявлялась открытая частичная мобилизация…»

И как видно из приведенных шифровок в разные округа шел сигнал под разными «именами». Т.е., сигнал «Гроза» шел только в один округ, в ЗапОВО…

«Красные пакеты» вскрываются либо по команде до начала войны (тот же «КОВО — 41»), либо после нападения врага по устным командам и «пакеты» вскрываются автоматически после начала выполнения «Планов прикрытия». И сигнал «Гроза», который так обожает Резун, к этому никакого отношения не имеет! И то, что данный сигнал прошел только вечером 22 июня никакой роли для подъема войск по боевой тревоге не играло. Округа дали свои команды и на выполнение «Планов прикрытия» и на вскрытие «красных пакетов» как и положено — ещё утром. После нападения Германии.

«Гроза» для округов — это не «План нападения», а «»условный сигнал», определяющий схему мобилизации в ЗапОВО, частичную мобилизацию на территории ЗапОВО» (Чекунов С.Л.).

А теперь почитаем сами воспоминания командира мехкорпуса КОВО К.К. Рокоссовского — он и описывает как ему прошел приказ о начале войны и как он вскрывал свой пакет. Ему при этом не Жуков звонил, а из штаба армии, в которую и входил его корпус.

Вот что пишет маршал, мемуары которого Резун либо не читал, либо считает, что их никто не читал в России.

9-й механизированный корпус 5-й армии КОВО генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского входил по «Плану прикрытия» КОВО в состав резерва командующего округом и из штаба округа должен был напрямую получать приказы, но:

«Около четырех часов утра 22 июня дежурный офицер принес мне телефонограмму из штаба 5-й армии: вскрыть особый секретный оперативный пакет.

Сделать это мы имели право только по распоряжению Председателя Совнаркома СССР или Народного комиссара обороны (т.е., Сталина или Тимошенко). А в телефонограмме стояла подпись заместителя начальника оперативного отдела штарма. Приказав дежурному уточнить достоверность депеши в округе, в армии, в наркомате, я вызвал начальника штаба, моего заместителя по политчасти и начальника особого отдела, чтобы посоветоваться, как поступить в данном случае.

Вскоре дежурный доложил, что связь нарушена. Не отвечают ни Москва, ни Киев, ни Луцк.

Пришлось взять на себя ответственность и вскрыть пакет…»

(К.К. Рокоссовский, «Солдатский долг», М., 1969 г.)

Могу пояснить ещё раз — Рокоссовского в этой ситуации «смутило» не то что нет «подписи» Сталина под этим приказом, или что ему не из штаба округа позвонили, а то, что его передал офицер, не имеющий на это право… Дело в том, что подобные приказы передают оперативные дежурные по армии в данном случае. А это только сам командующий или его заместители — начштаба, замполит и начальник оперативного отдела армии. А Рокоссовскому звонил всего лишь заместитель начальника оперотдела — лицо, не имеющее право на передачу таких команд.

Также видимо Резун не читал сроду такой доклад генерала Борзилова, очень известный среди историков.

Генерал-майор Борзилов Семен Васильевич, доклад в АБТУ:

«5. 22 июня в 2 часа был получен пароль через делегата связи о боевой тревоге со вскрытием «красного пакета». Через 10 минут частям дивизии была объявлена боевая тревога и в 4ч.30 мин. части дивизии сосредоточились на сборном пункте по боевой тревоге…» («Военно-исторический журнал», № 11, 1988г.)

Заметьте — Павлов ещё не дал команду «действовать по-боевому», а командиры вскрывают «красные пакеты» после получения (от «не понятно кого») паролей в 2.00 ночи 22 июня. И это вряд ли был приказ от Павлова… Дело в том, что по своей линии оповещением занимались и члены военных советов армий, которые узнавали о появлении «Директивы № 1» от своего начальника — Л. Мехлиса … около полуночи.

«Над приказом генерала Павлова «действовать по-боевому» нас приучили зубоскалить: дурачок отдал приказ, который каждый мог трактовать как угодно. Но мы над Павловым смеяться не будем. Павлов проявил инициативу. Павлов, нарушив указания и директивы Жукова, приказал на провокации поддаваться! Генерал армии Павлов Дмитрий Григорьевич, не имея на то полномочий, не зная, что Германия объявила войну Советскому Союзу, по существу самостоятельно объявил войну Германии. В своем приказе командующий Западным фронтом генерал армии Павлов сказал главное: это война! Воюйте, кто как знает. Я РАЗРЕШАЮ ВОЕВАТЬ! »

Судя по тому, что Резун знает об этом приказе Павлова то, похоже, и документы тех дней почитывает. Так что, похоже, это он и «зубоскалит» … над читателем.

Далее у Резуна вообще набор глупостей, рассчитанный на то, что читающий не шибко разбирается в истории вопроса.

«Что он еще мог приказать? Наступать? Но может быть, остальные фронты отступают. Отступать? Но может быть, остальные фронты обороняются. Не зная обстановки на других фронтах и не имея указаний Москвы, Павлов просто разрешил своим войскам воевать, не указывая конкретно, кому и что делать.
Можно сколько угодно смеяться над Павловым и его приказом, но давайте помнить, что гениальный Жуков сидел в Москве, знал, что война началась, но вообще никаких приказов не отдавал. Последнее, что от него слышали: НЕ ПОДДАВАТЬСЯ НА ПРОВОКАЦИИ!
»

Начальник Генштаба Жуков не слал утром 22 июня в западные округа своих приказов, потому что это делал нарком обороны Тимошенко, и устно, по телефону в том числе (тогда вообще много команд прошло именно устно). А «Директива № 1», над которой ёрничает Резун — «не поддаваться на провокации», писалась вообще-то в кабинете Сталина. И Жуков её всего лишь подписал, после Тимошенко, наркома обороны. И командиры дивизий на границе если сомневались в странностях указаний павловых то только в двух округах — в ЗапОВО и в ПрибОВО, где действительно не удосужились сообщить в дивизии «разъяснения» по «приказу наркомата обороны» (так правильно называется «Директива № 1»).

Павлов передавая текст «Директивы № 1» в армии сообщил что «разъяснения» даст «позже», а в Прибалтике командиры звонили за разъяснениями сразу как получали эту директиву, сразу после 2.30, в штаб округа. Потому что Ф. И. Кузнецов вообще никаких разъяснений в части не дал — выдал текст «приказа наркомата» в своей интерпретации и не более того. Эту директиву передали из полевого управления, но командиры звонили в Ригу, а в Риге заместители генерала армии Ф.И.Кузнецова понятия не имели о какой такой директиве идет речь и где находится сам Кузнецов («Директива № 1» поступила из Москвы сразу в полевое управление, но в Ригу Кузнецов «забыл» сообщить о ней…)

«Представьте себя командиром дивизии на самой границе. Есть два указания. Одно от Жукова не реагировать на действия германской армии, которая давит гусеницами ваших солдат, засыпает их снарядами и бомбами. Другое указание от Павлова: действовать по-боевому! Какое из этих указаний вы, командир дивизии, считаете преступным? Автора-мерзавца какого из этих указаний вы бы пристрелили как бешеного пса?»

Вот интересно, Резун правда недалек умом или, так сказать, придуривается?

«Директива № 1» написана, прежде всего, для командования округов, а не для командиров дивизий: «Военным Советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО
Копия Народному Комиссару Военно-Морского Флота
».

В ней сообщается:

«1. В течении 22 -23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, Приб. ОВО, Зап. ОВО, КОВО, Од. ОВО. Нападение немцев может начаться с провокационных действий» и требуется: «2. Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского округов быть в полной боевой готовности встретить возможный внезапный удар немцев, или их союзников».

А потом идет приказ войскам этих округов:

«а) в течении ночи на 22 июня 1941 года скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;

б) перед рассветом 22 июня 1941 года рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточено и замаскировано;

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;».

После чего и дается некое ограничение: «д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.

Тимошенко, Жуков. 21 июня 1941 года

А что собственно хочет Резун от Директивы написанной ещё в мирное время???

Он переживает, что якобы есть приказ «от Жукова не реагировать на действия германской армии, которая давит гусеницами ваших солдат, засыпает их снарядами и бомбами». Но вообще-то война ещё не началась в тот момент, когда Сталин утвердил, а нарком обороны Тимошенко, а потом уже начальник Генштаба Жуков подписали данную директиву. И в это время враг ещё не «давит гусеницами ваших солдат» и не «засыпает их снарядами и бомбами».

Это директива-предупреждение о вероятном нападении в пока ещё вероятные дни: «В течении 22 -23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев». И она всего лишь требует быть готовым к этому возможному нападению. После получения, которой павловы и должны были действовать как генерал Захаров в Одесском ВО — поднимать войска по боевой тревоге. Не более, но и не менее. Однако тот же Павлов посылая «Директиву № 1» по округу умудрился пункт о приведении ПВО в боевую готовность вообще выкинуть…

Он указал так, совместив пункты «в)» и «г)» московской директивы:

«в) все части привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;

г) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить».

(ВИЖ № 5 1989 г., статья «Документы первых дней войны», стр. 44. Или с сайта http://militera.lib.ru/docs/da/sbd/index.html — «Сборник боевых документов Великой Отечественной войны», М.: Воениздат, 1947-1960, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ ВОЕННО-НАУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ СБОРНИК БОЕВЫХ ДОКУМЕНТОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ВЫПУСК 35)

Кстати, в ВИЖ указали время прихода данного «приказа народного комиссара обороны» в Минск и время отправки его в армии ЗапОВО: «(ЦА МО РФ. Ф.208. Оп.2513. Д.71. Л.69. Машинопись. Имеются пометы: «Поступил в штаб Западного Особого военного округа 22 июня 1941 г. в 00-45″, «Отправлен в войска 22 июня 1941 г. в 02-25 — 02-35″. Подлинник.)»

«Чем же в эти минуты и часы занят наш великий стратег Жуков?

Он пишет директиву с указаниями, что войскам надлежит делать. И это позор.

Инструктировать командующих военными округами и армиями, командиров корпусов, дивизий, бригад и полков надо было до войны. А в момент ее начала надо только передать исполнителям «петушиное слово». В любом подразделении, части, соединении действия в чрезвычайных обстоятельствах всегда отрабатываются заранее. Когда чрезвычайная ситуация возникла, командир отдает совсем короткие приказы: «В ружье!» «К бою!» А уж каждый знать обязан, что ему надлежит делать. Так принято везде, на всех уровнях, от взвода начиная. Но только не у Жукова.»

Похоже, Резун и поднаторел именно в «петушиных словах» — прокукарекал, а там трава не расти…

Выше уже приводился журнал боевых действий Западного округа, которым командовал Павлов, и в нем прекрасно видно, что от командующих западных округов требовалось этой директивой НКО и ГШ «№1» на самом деле (кстати, Павлов на суде потом «каялся» что «не правильно понял» московскую директиву):

«22 июня 1941 г. Около часа ночи из Москвы была получена шифровка с приказанием о немедленном приведении войск в боевую готовность на случай ожидающегося с утра нападения Германии».

Т.е., пришедшая в западные округа «шифровка», «Директива № 1», требовала именно этого — немедленного приведения «войск в боевую готовность на случай ожидающегося с утра нападения Германии». Не более, но и не менее. И в этой ситуации в боевую готовность войска приводят простым достаточно способом — объявляют боевую тревогу во всех гарнизонах как это делал начштаба ОдВО генерал-майор Захаров.

И после приведения в боевую готовность командиры уже без Жукова должны знать, что им делать дальше — наступать, обороняться или сдаваться…. Но это «знание» идет не от начальника Генштаба, а от командования округов.

«Директива № 1» это ещё и политический документ. По которому никто не может обвинить СССР в агрессии. А вот «петушиные» вопли по Резуну — «… «В ружье!» «К бою!»…» прокукареканные до нападения Германии и могли бы быть расценены как признак агрессии. Привести в боевую готовность и поднять по боевой тревоге (но самой тревоги не объявлять — как указывалось в том же ПрибОВО) это одно. А вот вопить «В ружье! К бою!» пока на вас никто не напал ещё — это совершенно другое…

А вот потом, после того как враг нападет, и можно сочинять приказы и директивы о дальнейших действиях наших войск в западных округах.

«Зачем Жуков пишет директиву? Ведь каждый советский командир уже держит в руках «красный пакет», не смея его распечатать. Нужно только дать разрешение. Но Жуков разрешения не дает. Он сочиняет новые инструкции. 1 января 1941 года он бросил взгляд на карту и тут же предвосхитил германский план войны. Потом почти полгода он составлял какие-то планы, которые в случае нападения противника использовать нельзя. И вот 22 июня нанесен внезапный удар, и великий стратег решил написать директиву войскам. Он решил объяснить командующим фронтами и армиями, что же им надлежит делать в случае нападения, которое уже совершилось.

В своей книге Жуков сообщает. «В 7 часов 15 минут 22 июня директива наркома обороны № 2 была передана в округа. Но по соотношению сил и сложившейся обстановке она оказалась явно нереальной, а потому и не была претворена в жизнь». (Воспоминания и размышления. Стр. 248)

Можно было написать: директива № 2. Но Жуков уточняет: директива наркома обороны № 2. Этим жестом Жуков снимает с себя ответственность и вежливо перекладывает ее на наркома обороны Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко. Но каждый знает, что любая директива наркома готовится начальником Генерального штаба. В данном случае директива не только подписана Жуковым, но и написана его собственной рукой.

Удивляет и то, что текст самого первого документа войны, который к тому же был написан собственной рукой великого стратега, почему-то в мемуарах Жукова не приводится. Мы только узнаем, что директива эта была нереальной и невыполнимой, т. е. дурацкой»

Ну и кто нам мешает её привести? Берем её все из того же сборника документов А. Яковлева, «рупора перестройки»:

«№ 607. ДИРЕКТИВА ВОЕННЫМ СОВЕТАМ ЛВО, ПРИБОВО, ЗАНОВО, КОВО, ОДВО, КОПИЯ НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА (СССР)

№ 2 22 июня 1941 г. 7 ч. 15 мин.

22 июня 1941 г. 04 часа утра немецкая авиация без всякого повода совершила налеты на наши аэродромы и города вдоль западной границы и подвергла их бомбардировке.

Одновременно в разных местах германские войска открыли артиллерийский огонь и перешли нашу границу.

В связи с неслыханным по наглости нападением со стороны Германии на Советский Союз ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу.

2. Разведывательной и боевой авиацией установить места сосредоточения авиации противника и группировку его наземных войск.

Мощными ударами бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожить авиацию на аэродромах противника и разбомбить группировки его наземных войск.

Удары авиацией наносить на глубину германской территории до 100-150 км.

Разбомбить Кенигсберг и Мемель.

На территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать.

ТИМОШЕНКО МАЛЕНКОВ ЖУКОВ

ЦА МО РФ. Ф. 132а. Оп.2642. Д.41. Лл. 1,2. Машинопись, незаверенная копия

«Невыполнимой» и «дурацкой» она стала после 7.15 (поступила она в округа дай бог к 8.00) только потому, что павловы (во всех округах кроме одного — ОдВО) утром 22 июня не перегнав ночью самолеты (как требовала «Директива № 1») на полевые (оперативные) аэродромы подставили под уничтожение почти всю истребительную авиацию своих округов, и к этому времени её просто не существовало практически. Войска западных округов не могли «всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу» т.к. павловы не удосужились сначала повысить боевую готовность своих войск перед 22 июня, а в ночь на 22 июня не удосужились поднять их по тревоге до нападения врага в том же Бресте. Есть ли вина в этом Жукова? Конечно, есть. Но не такая, как навязывает читателю Резун….

Кстати, очень часто (и не только «резуны») заявляют что данная «Директива № 2» запрещала нашим войскам переходить границу. Как видите, ничего подобного в ней нет. Вполне себе нормальная директива. И если бы павловы не сдали свои армии на убой, то могла бы и сработать как надо…

«* * * Нам постоянно напоминают, что «печать личности Жукова, его полководческого таланта лежит на ходе и исходе важнейших стратегических операций Советских Вооруженных Сил». Вот это верно. Печать личности Жукова и его великого полководческого таланта лежит на разгроме Красной Армии в июне 1941 года. И эта печать несмываема

Это точно — после «резунов» сложно отмываться … Такого нагородят в своем стремлении «вылить самосвалы блевотины» на СССР, что целым институтам не разгрести и не отмыть эту блевотину. Чтобы разобрать (не сильно углубляясь в документы и мемуары, которые опровергают начисто Резуна) одну только главу из его книги, пришлось написать втрое больше. Вот поэтому не занимаются серьезно разбором перлов Резуна настоящие историки — это ж надо каждое его слова разбирать… Но для того чтобы показать вранье Резуна достаточно знаний простого любителя истории уважающего свою страну и её тогдашне руководство. Понимающего где действительно виноват тот же Жуков, а где Резун просто вываливает на маршала свою «блевотину»…

Вы думаете, что я хоть в чем-то переубедил сторонников и поклонников Резуна?? Да ни в коей мере. Этот разбор сделан не для них и тем более не для того чтобы «переубедить» самого В.Б. Резуна. Подобные разборы перлов (точнее бреда) «резунов» надо делать только для того чтобы читающий имел представление о том «как оно на самом деле»… Ну а кому интересно — могут подробнее почитать о событиях тех дней в книгах нормальных на голову историков… например историка А. Мартиросяна (ну и мои скромные книги — «Кто проспал начало войны?» и «Адвокаты Гитлера»)… Потом почитать перлы Резуна и его поклонников и сторонников и выводы делать самим. И кставти стоит читать и самого Г.К. жукова. Если сопоставить его сочинения и «размышления» с фактами и документами то можно увидеть что маршал написал почти всю правду, «как оно было»… ну может чуток приврал…

В этом плане гораздо адекватнее такие историки как А. Исаев.

Ещё недавно Исаев всячески уходил от вопроса — что же планировали в СССР в случае войны с Германией. Отрицал (да и сейчас отрицает) факт того что советская разведка докладывала Кремлю всю необходимую информацию вплоть до сообщения точной даты нападения начиная с 11 июня, после того как Гитлер 10 июня 1941 года подписал приказ о нападении на СССР с 22 июня.

А сегодня уважаемый историк А. Исаев в интервью тем же «Аргументам недели» (22 июня 2011, 16:50 [«Аргументы Недели», Беседовал Иван КОНЕВ ] — http://www.argumenti.ru/society/n294/112491 ) выдает следующее:

«- У Сталина действительно была запланирована наступательная операция. Но только для разгрома главных сил противника, стоявшего у наших границ.
С точки зрения военной стратегии претензий к ней нет. Идет подмена понятий между наступательным военным планом и политической агрессией против другого государства. Это чушь и полное непонимание базовых вопросов военной стратегии.
…»

На что такой оголтелый и слегка странный поклонник В. Резуна как «К. Закорецкий» (очень ревнующий к Резуну другого поклонника «лондонского сидельца» М. Солонина) радостно возопил:
«Наконец-то! Наконец-то А.Исаев, годами протирающий штаны в читальном зале ЦАМО, признал, что оборонительных планов в СССР к июню 1941 года НЕ БЫЛО! Не найдено ни одного! А что было? Оказывается — планы наступления.»

О чем Исаев тут сказал? Так о том, о чем уже много лет пишет и говорит историк А.Б. Мартиросян. О подмене официально утвержденных Сталиным планов СССР по началу войны.

В октябре 1940 года, за 8 месяцев до нападения Гитлера, были утверждены «Соображения о стратегическом развертывании…» РККА на случай войны с Германией, разработанные маршалом Шапошниковым и представленные Сталину генералом Мерецковым. Этими «Соображениями…» предусматривалось ведение оборонительных боев войсками западных округов (в случае нападения Гитлера) в течении времени необходимого для подготовки главных сил РККА. Время это определялось от 15 до 30 суток.

После этого Главные силы РККА начнут ответное наступление на напавшего врага, который возможно дойдет до «старой границы» но будет неминуемо разгромлено нашей армией. Мощным ответным ударом.

Однако, наши военные, в лице наркома обороны и начальника Генштаба решили, что такая тактика не самая умная и решили, что гораздо лучше врезать по напавшему врагу сразу. Перенеся войну с первых дней на его территорию. Т.е., это военные, а не Сталин запланировали наступательные операции на напавшего врага. И в этом Исаев «несколько» не прав…

Следующее что поведал газете Исаев так это то, что стало происходить в середине июня в РККА и СССР. До сего дня события последних двух недель, а точнее примерно с 10 июня, как Гитлер подписал приказ о нападении на СССР с 22 июня, никто из историков особо не разбирал действия СССР. Знали ли в Кремле о дате нападения, проводилось ли повышение боеготовности войск западных округов в эти дни — не рассматривалось. И то же Исаев писал, что слишком поздно узнали в Кремле о возможном нападении и поэтому слишком поздно «нажали красную кнопку тревоги». При этом Исаев говорил вроде как о буквально паре дней перед 22 июня.

Однако сегодня он говорит уже несколько другое:

«В середине июня начинается паника. Советское руководство принимает лихорадочные меры по приведению страны в боеготовность. И в числе этих мер начинается выдвижение глубинных корпусов особых округов, выдвижение армии из внутренних округов. Это движение, естественно, не успевает завершиться до 22 июня. …»

Т.е., Исаев вроде как «Америку открыл» — « в середине июня» (примерно с 15 июня) «начинается паника» и «Советское руководство принимает лихорадочные меры по приведению страны в боеготовность. И в числе этих мер начинается выдвижение глубинных корпусов особых округов» в сторону границы.

Но, во-первых — никакой «паники» вообще-то не было, а во-вторых, никакой особой «лихорадки» тоже не было в выдвижении этих войск, что и являлось повышением боевой готовности. А в-третьих, войска западных округов вполне успели бы к 22 июня, если бы не саботаж павловых на местах.

Ведь есть пример одного округа, где командование в лице особенно начальника штаба округа генерала М.В. Захарова действительно «успели» за эти же дни и боевую готовность своих войск повысить и авиацию убрать до нападения с открытых аэродромов, и выйти на исходные рубежи обороны.

Писал ли об этом раньше Исаев? Писал. Но очень уж обтекаемо. Наподобие того как писал об этом тот же Г.К. Жуков — «нарком бороны рекомендовало провести тактические учения в сторону границы»… Без указания сроков и дат начала этих «учений». А теперь Исаев прямо привязал начало этого выдвижения к важному событию — к «Сообщению ТАСС» от 13-14 июня на которое Гитлер не ответил и что и стало основанием для начала выдвижения наших войск в западных округах! С 15 июня!

Дело в том, что по моей просьбе Исаеву ещё год назад давали почитать черновой вариант моей книги «Кто проспал начало войны?», в которой и показано что именно после 15 июня в западных округах и началось выдвижение войск второго эшелона директивами НКО и ГШ «от 12 июня» в «районы предусмотренные планом прикрытия». Что означает приведение войск западных округов в повышенную боевую готовность! И это означает что фактически начали вводить в действие «Планы прикрытия». Не на 100 %, частично, но вводили в действие именно «Планы обороны и прикрытия госграницы». И сам Исаев это нехотя признает в своих книгах.

Исаев, похоже, это «переварил» и теперь выдает это как «азбучную» истину, которая «всем известна» (до лета 2011 года в его книгах «о 22 июня» ничего такого ещё не было). Однако на самом деле выдвижение войск в западных округах началось гораздо раньше «середины июня» (в моем черновике на тот момент этой даты еще не было указано). Выдвижение войск в Западном особом Военном округе, где командовал будущий «невинная жертва сталинизма» Д.Г. Павлов, выдвижение «глубинных дивизий» в «районы предусмотренные планом прикрытия» началось вообще в 7.00 утра 11 июня!…

Как быстро бежит время. Еще год, полгода назад, то, что уже много лет говорит историк А.Б. Мартиросян — о том, что наша разведка за 10-12 дней до нападения сообщила точную дату нападения Гитлера на СССР, воспринималось, мягко скажем с «недоверием». А сегодня, после публикации статьи Мартиросяна в «Красной звезде» в феврале 2011 года («Что знала разведка?») и тем более после выхода книги коллег Мартиросяна по внешней разведке «Агрессия. Рассекреченные документы службы внешней разведки РФ 1939-1941 г.г.», это постепенно становится «давно известным фактом»… Или, по крайней мере — «в этом что-то есть». (Впрочем, составители сборника умудрились показать донесения разведчиков о точной дате только с 17 июня, и так, что не понятно, что это за разведчики и имеют ли данные документы архивные реквизиты…)

Кстати, 21 июня в официальной газете РФ — «Российская газета» было опубликовано интервью генерала Л. Соцкова . В котором тот анонсируя книгу «Агрессия …» и сообщает что «Нападение Гитлера на СССР 22 июня 1941-го было вероломным. Но не внезапным». Что дату о нападении Сталину докладывали загодя. И Соцков также указал о сообщениях поступавших только после 17 июня из Финляндии…. В отличии от Мартиросяна который указывает что подобные сообщения пошли уже 11 июня как минимум из той же Финляндии.

А ещё Соцков выдал такую глупость:
«Сталин настолько боялся обвинения в агрессии и трудностей, которые возникнут, что игнорировал разведсообщения. Когда даже день нападения был назван, авиацию не рассредоточили. А морской флот, по распоряжению его руководителя, рассредоточить успели, и он понес минимальные потери….»

Интересно, Соцков кого обвиняет в том, что авиацию не рассредоточили даже 21 июня и верит ли сам, что адмирал Кузнецов мог по «личной инициативе» привести флота в полную боевую готовность в ночь на 22 июня? Но, похоже, что старый генерал так и не понимает, что начавшееся в западных округах выдвижение войск в сторону границы с 10-15 июня и было повышением боевой готовности войск в связи с поступавшими уже с 10 июня сообщениями разведки о том, что Гитлер официально подписал приказ с датой нападения — 22 июня. Так что оставим на совести Соцкова глупое утверждение о том что «Сталин настолько боялся обвинения в агрессии и трудностей, которые возникнут, что игнорировал разведсообщения». …

Еще год, полгода назад о выдвижении войск западных округов либо вообще не говорили, либо говорили «сквозь зубы». А ведь это выдвижение и подтверждает, что повышение боевой готовности приграничных войск проводилось весьма активно. А теперь уже выдают как нечто «давно известное»… И тот же Исаев похоже решил стать в этом «первооткрывателем»… При этом он все ещё уверяет окружающих что «разведка все проспала», ну ничего — почитает работы Мартиросяна на эту тему и вскоре станет уверять всех что он всегда говорил что «разведка доложила точно и вовремя»…

Когда Ю. И. Мухин писал, что 18 июня 1941 года по приказу Генштаба в западных округах получили приказ о приведении войск этих округов в боевую готовность 9но генералы сорвали это приведение), то «оппоненты» хихикали и крутили пальцем у виска. А сегодня уже вышел 1-й, обзорный том 12-титомника о Великой отечественной войне. В котором сказано следующее:
«18 июня последовала телеграмма Генерального штаба о приведении войск приграничных округов в боевую готовность60.»

И в указанной ссылке сообщается: «60 О телеграмме начальника Генерального штаба 18 июня 1941 г. о приведении войск Западного особого военного округа в боевую готовность известно из материалов следственного дела на командующего округом, а затем (июнь 1941 г.) Западным фронтом генерала армии Д. Г. Павлова. См.: Ямпольский В. …Уничтожить Россию весной 1941 г. Документы спецслужб СССР и Германии 1937-1945. М., 2009. С. 509. Оригинал телеграммы или ее копия остаются неизвестными».

Так что время не стоит на месте….

Козинкин О.Ю. 18.08. 2011 г.

Запись опубликована в рубрике Козинкин Олег Юрьевич, Прошлое контролируем мы - русские большевики!. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.