Куда же полетел Гесс?

Историческое исследование
«Сталин и заговор военных 1941 года. Поиск истины»

Читать предыдущую главу: О флотах, адмиралах и их делах.

У нас получилось, и я ранее говорил об этом, что Гесс пройдет, как бы, красной нитью через всю работу. Поэтому получается, что как бы начали расследование о нашей «пятой колонне» с Гесса так им и завершаем первую часть данной работы. Разумеется, что это получилось не преднамеренно, а вытекало из логики расследования.

Продолжим рассмотрение этого «таинственного» перелета немецкого партийного деятеля, которое не дает покоя многим историкам, и по сей день.

Некоторые детали «перелета» Р.Гесса в Англию. Кроме анализа устоявшихся версий перелета предлагаю взглянуть на сам перелет под другим углом зрения. Если читатель не утомился Гессом, которому ранее было посвящено немало страниц, то, как говорится, милости просим к прочтению этой главы. Уточним, что он, по устоявшемуся мнению многих историков, якобы, полетел в Шотландию, что находится на севере островного государства, так как там проживал герцог Гамильтон, заинтересованное в переговорах лицо, с которым, якобы, до перелета осуществлялась переписка между ним и Гессом. Почему-то многие, пишущие на эту тему, обходят стороной такой важный момент, на каком именно, самолете полетел Р.Гесс? Как правило, не утруждая себя уточнением, обходятся просто указанием марки самолета — «Мессершмитт». А ведь Гесс полетел не просто на каком-то «Мессершмитте», а на двухмоторном, двухместном самолете «Ме -110». Но, думается, и я склоняюсь к этой версии, что мог быть использован и вариант ночного истребителя-бомбардировщика — трехместный Ме- 110 G-4 (Это ночной истребитель, экипаж 3 человека; Радар FuG 202/220 «Lichtenstein»; Оператор радара, размещался между пилотом и стрелком). А так, как мы знаем, что готовился, необычный рейс, то вполне возможно, что данный тип самолета и мог быть использован для полета на дальнее расстояние. Самолет вылетел из Аугсбурга, что расположен на юге Германии. В этом городе, кстати, и находилась авиационная фирма Вилли Мессершмитта.

Я задаюсь вопросом: «Нет ли какой взаимосвязи между названием города из которого стартовал Гесс и кодовым названием операции «Аугсбург» (Augsburg), обозначавшим приостановку наступления германских войск на Западном фронте?». Пароль «Аугсбург» означал: «Временно прекратить наступательную операцию». В мероприятиях подобного уровня, ведь «просто так», ничего не бывает. Нет ли здесь попытки, представить дело, таким образом, будто бы полет Гесса произошел, якобы, именно из Аугсбурга, хотя место вылета, могло быть иным?

Получается, что «беглец» Гесс летит через всю Германию, но, ни одна служба ПВО не зафиксировала «несанкционированный» полет скоростного истребителя-бомбардировщика Ме-110. Странно, не правда ли? Далее, как следует из рассказов, Гесс, пролетая над имением герцога Гамильтона, выпрыгнул с парашютом, а самолет врезался в землю. Из материалов Нюрнбергского процесса легко читается, что самолет Гесса все же совершил посадку, а версию о прыжке английское правительство запустило в печать, чтобы показать мировой, а большей степени своей общественности, якобы, свою непричастность к полету. Дескать, Гесс прилетел по своей воле, а так как дело было ночью и не было возможности найти место для посадки самолета, то Гесс и решился выпрыгнуть с парашютом.

Но, не для того же, надо полагать, летело второе лицо нацистской партии Германии в Англию, чтобы ломать себе шею или ноги в ночном прыжке с самолета. Все эти сказки, о подвернувшейся лодыжке Гесса, пусть англичане рассказывают своим доверчивым гражданам, а мы с вами зададимся вопросом: «Как Гитлер должен был узнать: прилетел Гесс к месту назначения или нет?» Самолет «Ме -110» со вторым пилотом (вместо стрелка) и штурманом (он же оператор радара) при возвращении в Германию, видимо и должен был своим фактом появления на родине подтвердить, что задание выполнено и Гесс передан из рук в руки. Вполне возможно, что в экстренном случае Гесс должен был заменить основного пилота. А почему бы и нет? Все же Гесс, на данный момент, если и не мог считаться профессиональным летчиком, имел очень неплохие навыки управления самолетом. Между прочим, в первой мировой войне он был летчиком эскадрильи «Рихтгофен», которую возглавлял, небезызвестный Герман Геринг.

Но все не так просто, даже в данном изложении. Ведь, мы следуем в русле устоявшихся версий полета. Но возникают вопросы, на которые трудно дать однозначный ответ.

По Р.Гессу есть интересная работа британца Хью Томаса «Гесс. Рассказ о двух убийствах». С ним мы уже сталкивались ранее. Х.Томас, в свое время, в качестве старшего военного хирурга в 1972 году обследовал заключенного № 7, известного под именем Рудольфа Гесса. Все вопросы и связанные с ними расследования он изложил в ряде своих работ, в том числе и этой. Целиком с нею можно ознакомиться в журнале «Вопросы истории» № 4 за 1990 год. Автор статьи высказал свои сомнения и по Гессу, предположив, что еще был двойник. И по поводу его перелета, высказал сомнения относительно маршрута следования. Дело в том, что номер самолета, на котором Гесс вылетел из Аугсбурга и номер самолета приземлившегося в Шотландии разнятся, что подтверждается даже фотографией Гесса сидящего в самолете. Кроме того, Томас обратил внимание, что это разные модификации самолета Ме-110, т.е. Е и D. Но, хотелось бы заметить, что энциклопедия по самолетам «Мессершмитт» дает сведения, что радар мог быть установлен только на модификации G, что я и отметил выше. Кроме того, хотелось заметить уважаемому Х.Томасу, что при такой засекреченной операции, кто же позволил бы фотографировать тот самолет, на котором полетит Гесс? Согласитесь, что это выглядело бы более чем странно. А если есть фотография, — значит, это сделано умышленно, с целью скрыть существо дела и направить любопытствующих лиц по ложному пути. На модификации D, радар не устанавливался и он, самолет, был двухместный. Интересен и такой факт, что второй самолет с двойником-Гессом вылетел из датского города Аалборг (видимо, Ольберг, — такая транскрипция принята в нашей картографии). Все это дело довольно запутано, но этому есть объяснение. Ведь, дело Гесса представляло сверхсекретное мероприятие, отсюда и сложности в понимании случившегося. Хью Томас уверен, что в Англии находился двойник, а не настоящий Гесс (частично, согласен с этим), и тому есть масса подтверждений.

Как читатель себе представляет, что второе лицо в партийной иерархии нацистской партии Германии летит на секретные переговоры, пусть даже с гарантией личной безопасности, но на территорию врага? Ведь, не надо забывать, что Англия и Германия находились в состоянии войны, как бы это не представлялось любителями видеть данный полет, некой «миротворческой миссией». По законам военного времени, Гесс автоматически становился военнопленным, будучи захваченным службой контрразведки. Разумеется, если ей не будет дана особая команда: «Отставить!». Да, и с самолета ночью прыгать на парашюте над незнакомой местностью, судя по всему, удовольствие малоприятное, к тому же, и не безопасное. Неужели, Гесс и те, кто готовил операцию, не понимали существо проводимого мероприятия, готовя этот перелет? Очень трудно дать на это положительный ответ. Как следует из материалов Нюрнберга, самолет с «Гессом» все же приземлился в Шотландии. Как это должно выглядеть в реалиях? Вопросов множество. Хотя бы один из них: «Как Гессу удалось ночью приземлиться на незнакомом аэродроме?». Чтобы смикшировать этот неприятный вопрос и понадобилась первоначальная версия о прыжке с парашютом. Специалисты сразу поняли, что без наводки самолета на аэродром, а затем его дальнейшая посадка, не могли быть осуществлены без участия наземных служб, так как воздушные полеты на самолетах, тем более ночью, это все же несколько иначе, чем, скажем, полеты на воздушном шаре.

Тогда, как же обстояло дело в реалиях? Вполне возможно, что самолет из Аальберга (Ольберга) с двойником Гесса, летящим в Шотландию, был отвлекающим маневром, а настоящий Гесс летел на тайную встречу совсем в другое место. Сам Хью Томас, тоже считает сомнительным полет настоящего Гесса в Шотландию и приводит данные, что накануне Гесс приобрел билет в Ставангер (Норвегия). Трудно из приведенной в журнале статьи понять, на какой вид транспорта был приобретен билет Гессом, но, ни это главное. Важно, что Хью Томас ставит под вопросом, сам полет Гесса в Англию. Я разделяю его сомнения и предполагаю следующее, что Гесс не собирался лететь не только в Англию, но, и в норвежский Ставангер. Вероятнее всего он полетел в Швецию, где его, возможно, ожидали заинтересованные люди, хотя бы тот же, промышленник Биргер Далерус , владелец фирмы «Болиндерс фабрик А/В». А почему бы и нет? Разве не он, 7 августа 1939 года организовал встречу группы видных английских промышленников во главе с Ч.Спенсером и Германом Герингом в имении своей жены «Зенке Ниссен Хог» вблизи датской границы. Правда, ситуация в 1941 году несколько изменилась, так как началась вторая мировая война и место встречи в Шлезвиг-Гольштейне, вряд ли могло подойти повторно. Но Швеция-то, была нейтральной страной и вполне могла стать привлекательной, как для Гесса, так и для британских представителей деловых кругов. Ведь если бы, были раскрыты переговоры английских деловых кругов с представителями враждующей страны, то по законам любой страны, за контакты с врагом, полагалось уголовное наказание. Нам пытаются представить Гесса, как белого голубка, залетевшего на остров с единственной целью — мир и дружба между народами Англии и Германии. По закону, как сказал выше, полагался арест и голубка, и тех, кто пытался покормить его из своих рук. Не думаю, что Гесс не понимал ситуацию, «решившись на перелет» во враждебное государство. Для таких переговоров, как правило, используется нейтральное государство. И Швеция, очень подходила, в плане переговоров, к тому же, была страной, с сильной ориентацией на германскую промышленность. И что же там, в Швеции, могло произойти с Гессом? Здесь мне, думается, поработал У.Черчилль. Ведь его задачей было сорвать «мирные» переговоры собратьев-островитян и втянуть Англию в полномасштабную войну. Вполне возможно, что были нарушены условия гарантии безопасности, данные Гессу и, таким образом, английские спецслужбы могли похитить и тайно доставить его к себе на остров. Вот вам и два самолета, один из которых — отвлекающий, с двойником Гессом. Все это вполне стыкуется с таким вот сообщением.

«В канадской «Газетте Монреаль» от 4 августа 1941 года некий парижский журналист Леопольд Шварцшильд, ссылаясь на «авторитетные и безупречные источники», сообщил такую версию гессовского перелета, которая должна была убедить Советское правительство, что никаких тайных переговоров, а тем более сговора между Англией и Германией не было и не могло быть. Согласно этой публикации, Гесс был заманен в Англию английской секретной службой, действовавшей тайно от своего правительства. Ее агенты будто бы убедили высокопоставленных нацистов в том, что в Шотландии есть мощные сепаратистские силы, только и ждущие немецкой поддержки, чтобы ударить Англии в спину. «Сикрет Интеллидженс сервис» будто бы убедила немцев в необходимости кратковременного визита высокопоставленного нациста в Англию, разработала план его прилета и возвращения в Германию, и с ведома Гитлера на выполнение этой ответственной миссии был назначен именно Гесс». (http://vsau.vin.ua/art_lib/getfile).

Хотя о Швеции ни слова, но версия похищения рассматривается вполне серьезно, хотя детали операции не совпадают с моей предложенной версией. Но, это не беда, так как в августе 1941 года, вряд ли журналист Леопольд Шварцшильд мог знать больше того, что знал на тот момент. К этой информации можно добавить следующее. Известный нам Хью Томас сообщает, что « Галланд (командующий эскадрильей истребителей Ме-109 на северном побережье Германии. — В.М.) сообщил историку Френкелю, что он был послан Герингом, чтобы сбить Гесса… Он отказался поведать всю историю от начала до конца, а когда вышла моя книга (Видимо, «Смерть Рудольфа Гесса?». — В.М.), пытался совершить самоубийство». Ну, как вам читатель, сюжетец? Какого же Гесса приказал сбивать Геринг? Думается, настоящего. Видимо, не хотел, чтобы Рудольф Гесс, достался английской разведке? Так надо, видимо, понимать действие рейхсмаршала исходя из предложенной версии? Или были какие-то другие причины, по которым Гесса следовало отправить на дно моря? Значит, все же Геринг определенным образом следил за переговорным процессом (или сам участвовал в нем), если определил, что тот вышел из-под контроля? Не указывает ли, таким образом, действие Геринга, как на ведение секретных переговоров на нейтральной территории? Но не мог, же Геринг, просто так, отдавать приказ на сбитие самолета Гесса направлявшегося на переговоры с территории Германии из Аугсбурга? Это же никак и ничем не мотивировано, так как данная операция была санкционирована самой верхушкой рейха, и Гитлером, в том числе.

Вот это, по всей видимости, ближе к истине, чем представленный общественности, якобы, самостоятельный полет Гесса на встречу с оппозицией в Англию. Только, как я предполагаю, «заманили» его не в Шотландию, а в Швецию. Кроме того, есть ли источник, с абсолютной точностью сообщающий, что вылет Гесса из Аугсбурга был 10 мая? Вполне возможно, что это могло произойти и чуть раньше. То есть, только после переговоров, Гесса «умыкнули» в Туманный Альбион, но никак не раньше. Но, и «заманили», по версии «Газетты Монреаль», думается, не совсем точно. «Нарушили соглашение» — вот такая формулировка, более подходит к проведенной операции против Гесса. Цель понятна: сорвать переговоры с Германией о перемирии и заодно схватить Гесса, чтобы «выжать» из него всю систему организации «пятых колонн». Еще бы, такой лакомый кусок для любой разведки пригодится. Надо полагать, что материалы по Советскому Союзу, имевшиеся у Гесса, перекочевали к Черчиллю со товарищами и они их использовали по назначению. Не просто же так, вводили Гессу специальные препараты по подавлению воли, как пишет в своей книге П.Пэдфилд?

Кроме того, Черчилль сделал провокацию и против «миротворцев» в своей стране, подсунув им двойника Гесса. Зафиксировав их переговоры, добился отставки ряда крупных политиков, чтобы в дальнейшем самостоятельно рулить в руководстве страны.

Кстати, Хью Томас довольно кропотливо исследовал «дело Гесса» и предполагает, что в переговорный процесс были вовлечены члены «шведской королевской семьи» имевшие родственников Маунтбеттенов в Ирландии. Этот Маунтбеттен принимал участие в финансовых переговорах между представителями английских и немецких банковских структур. Есть предположение, что переговорный процесс должен был состояться в Стокгольме, но Х.Томас, опять ссылается на засекреченность материалов по Гессу. Конечно, интересно, что там планировалось между Англией и Германией по европейскому переделу, но нас больше бы заинтересовало сообщение, что там решалось на переговорах по Советскому Союзу:

«…Германия должна была «легализовать» свой захват Чехословакии и Польши, а также, по словам лорда Вигрема, получить свободу «европеизировать Россию и добиться стабильности на Балканах, вызывавших особое беспокойство Британии».

Не хочется гадать, что там подразумевали под «легализацией» Чехословакии и Польши? Но до чего знакомо, сейчас, для наших граждан слово «европеизация России», что и объяснять не следует. Осталось совсем немного времени, чтобы они нас полностью … «европеизировали».

Слабость позиции, «о переговорах Гесса», состоит в том, что если и был наделен Гесс особыми полномочиями подписать документы по переговорам от лица Германского правительства, то кто же был уполномочен это сделать от лица Английского правительства? Иначе, что это за договор? Если со стороны Германии, все-таки более менее ясно, так она была инициатором данного процесса, отсюда и присутствие на «переговорах» второго лица в партийной иерархии Третьего рейха Гесса, то в отношении Англии полное непонимание и темнота, в отношении лица (или лиц), наделенных подобными полномочиями? Каким образом могло состояться подписание такого рода соглашения? Если это не было глубоко задуманной операцией англичан, с целью провокации руководства Германии на подобное мероприятие, то, как же можно говорить о переговорном процессе? Если провести аналогию с нашим советско-германским соглашением от 1939 года, то его подписали с нашей стороны нарком иностранных дел Молотов, сочетая исполнительную должность Председателя СНК, при партийном контроле в лице Сталина. А с немецкой стороны договор подписал Министр иностранных дел Риббентроп, наделенный должными полномочиями.

Он писал в своих тюремных воспоминаниях: «Хотя я был наделен неограниченными полномочиями для заключения договора, все же, учитывая значение русских требований, счел правильным обратиться с запросом к Адольфу Гитлеру».

Пусть Рудольф Гесс, тоже по аналогии, был бы наделен такими полномочиями и мог консультироваться с Берлином, но кто же, с английской стороны должен был быть представлен на переговорах? Нельзя же, на полном серьезе, предполагать, что Гесс и Гамильтон, уединившись в доме последнего, подпишут какую-то бумагу-соглашение, которая будет являться основанием для ратификации ее английским парламентом?

Нет! Речь шла о секретных переговорах, не подлежащих огласке. Я уже высказывал предположение, что речь шла о финансовых проблемах, связанных с будущей агрессией против Советского Союза. Здесь, все время крутится Геринг, который и ворочал большими деньгами в Германии и имел связи с банковскими кругами всех крупнейших стран Европы и Америки.

Может речь на таких переговорах могла идти о финансировании оппозиции Черчиллю, с тем, чтобы в ближайшем времени сместить кабинет министров. Но, как видите, Уинстон, оказался, парень не промах, и сам зацепил Гесса, уволочив того в Англию.

Насколько похищение Гесса потрясло верхушку Третьего рейха, можно судить по книге Курта Рисса «Кровавый романтик нацизма».

«Бегство Гесса поразило Геббельса так же сильно, как и весь остальной мир. Когда министру пропаганды сообщили новость по телефону, он потерял дар речи. Через полчаса Фрицше зашел к Геббельсу в кабинет, но не застал его там. Он позвонил ему домой, но ему ответили, что министр уехал в свою загородную резиденцию в Ланке. Только через два часа Фрицше удалось связаться с ним. Он спросил у Геббельса, какие будут указания, каким образом следует освещать это невероятное происшествие и какими причинами объяснять бегство. Геббельс ответил мрачно и немногословно: «Сегодня я не приду в министерство». Фрицше возразил: «Но мы должны сказать хоть что-нибудь!» Тогда Геббельс пробормотал обреченно: «Говорите что хотите. Я не знаю, что вам посоветовать. Бывают обстоятельства, справиться с которыми не под силу даже лучшему пропагандисту». Геббельс бросил трубку и отправился в постель.

Спасать положение пришлось главе департамента печати рейха доктору Отто Дитриху. (Помните, рассказ И.Ф.Филиппова? — В.М.)). Результат получился удручающе жалкий. Он не придумал ничего лучше, чем предложил распространить слух, что Гесс стал жертвой несчастного случая, когда выполнял задание над вражеской территорией. Оставшееся без руководства министерство пропаганды возражало, поскольку опровергнуть подобную версию не составляло особого труда. Тогда Дитрих придумал иное объяснение: мол, на Гесса нашло помрачение рассудка, и он, движимый своими пацифистскими убеждениями, улетел в Англию. Более того, следовало добавить, что его нельзя считать изменником и перебежчиком, так как ему просто-напросто нечего выдавать противнику.

Когда Геббельс прочитал придуманное Дитрихом объяснение, с ним случился приступ истерии. Как можно было сказать, что Гесс, бывший заместителем самого фюрера, сумасшедший? И какие после этого мысли возникнут в умах немецких обывателей? Не станут ли они спрашивать себя: а может быть, все окружение Гитлера состоит сплошь из душевнобольных? Однако прекрасно отлаженный механизм министерства пропаганды уже заработал, и эта версия успела облететь весь мир еще до того, как англичане сообщили, что Гесс приземлился в Шотландии. Таким образом, геббельсовским пропагандистам, по крайней мере, удалось первыми распространить сенсационную новость.

Геббельс придерживался того мнения, что Гесс не мог нанести по престижу Третьего рейха более сокрушительный удар. Он даже называл поступок Гесса более тяжелым преступлением, чем бегство с поля боя (из дневника Рудольфа Земмлера). Позднее он пересказал Якобсу свой разговор с Гитлером во время долгой прогулки по саду рейхсканцелярии. По его словам он снова расспрашивал Гитлера о случае с Гессом, и тот подтвердил, что незадолго до своего бегства в Англию Гесс заходил к нему. Гесс спросил фюрера, не изменил ли он свое намерение продолжить войну с Англией, на что Гитлер ответил отрицательно. Тогда Гесс решил на свой страх и риск полететь в Англию и выступить в качестве посредника. Геббельс добавил от себя, что Гесс нанес делу рейха ущерб, размеры которого трудно сразу оценить.

Примечание. Среди историков преобладает мнение, что Гесс был послан в Англию самим Гитлером. Достаточно сказать, что самолет, на котором он летел, был подготовлен конструктором Вилли Миссершмиттом, его тренировками руководил личный пилот Гитлера, а в пути его сопровождал летевший на другом самолете Гейдрих, который после возвращения в рейх тотчас же был принят Гитлером».

Почему-то вектор исследований многих историков о полете Гесса, как правило, указывает только в одну сторону — Англию. Нет ли в этом деле определенной заданной направленности?

Кроме того, надо понимать, исходя из создавшейся ситуации, что Гитлер и его окружение, действительно попали в патовую позицию с Гессом. И молчать нельзя, в связи с его «исчезновение», и говорить об «исчезновении» — нет слов, чтобы дать объяснение случившемуся. Говорить, что Гесса похитили — это сильный удар по Гитлеру, как политической фигуре. Как же это могло произойти, что человек партийной элиты страны похищен вражеской разведкой? Это, значит, расписаться перед гражданами страны в собственной беспомощности. Если же в открытую, говорить, что Гесс полетел на секретные переговоры по поводу мирных соглашений с Англией, то, псу под хвост, все тайные приготовления к войне с Советским Союзом.

Но вернемся к «переговорам» и главному фигуранту, обозначенному в нашем деле, Биргеру Далерусу. Его, кстати, тоже привлекут в качестве свидетеля на Нюрнбергском процессе по обвинению Г.Геринга, как раз за эту самую встречу в Шлезвиг-Гольштейне в 1939 году. Но благодаря влиянию высокопоставленных людей из деловых кругов, которым не нужна была лишняя реклама, дело по Далерусу спустили на тормозах.

Вот что писала газета «Известия» в 1946 году по поводу нашего фигуранта.

«Ни об одном свидетеле не говорили столько, сколько о Далерусе. С самого начала предполагалось вызвать его. Потом встретились какие-то затруднения, и защита послала ему опросный лист из 72 вопросов, на которые Далерус должен был ответить под присягой. Потом защита стала настаивать, что без личных показаний Далеруса истина не может быть выяснена. Далерус выехал из Швеции. В дни, когда допрашивались свидетели по делу Геринга, Далерус задержался в Париже. И вдруг посреди допроса Геринга трибунал услышал, что Далерус в Нюрнберге, но спешит куда-то» (www.izvestia.ru/retro/article3091275).

Тем не менее, Далерус присутствовал в зале заседаний и дал свои свидетельские показания. Он и раньше не молчал по этому поводу и «в 1945 году издал книгу своих мемуаров «Последняя попытка: Лондон — Берлин летом 1939-го года»… Рассказал он тогда и о своих тайных визитах в Лондон до и сразу после объявления Гитлеру войны Великобританией и Францией — 3 сентября… (http://sverigesradio.se/cgi-bin/International)

Но обратите внимание, с какой тщательностью охранялась тайная встреча Гесса и тех людей из Англии в 1941 году: «Биргера Далеруса убили через несколько лет после войны. Его задушили; труп вместе с машиной утопили в озере. Какая-то пресса попробовала тогда об этом написать, но её тут же заткнули. Больше фактов нет — одни версии, домыслы, догадки…». Но, попутно убрали и еще одного «эмиссара и посредника — Юнити Митфорд». http://www.echo.msk.ru/programs/netak.

Читатель вправе задать вопрос: «А не уводит ли все это от существа нашего дела о наших заговорщиках? Причем здесь Гесс?». Напротив! Да, не будь Гесс ключевой фигурой во всем этом деле, не было бы столько преград к раскрытию тайны этого полета. Поверьте, без наших заговорщиков не обошлось в этом деле.

Не могу не удержаться, чтобы не обратиться к еще одному персонажу из данной «оперы» — это, промелькнувшая выше, Юнити Митфорд. Автор данной публикации, думается, не совсем точен в оценке «убийства» Юнити Митфорд 28 мая 1948 года, хотя, как следует из ее буйной биографии, ей могли и «помочь» уйти в мир иной. Даже краткое изложение ее похождений в верхах третьего рейха, думаю, не оставит равнодушным, ни одного читателя.

Итак, краткое «либретто оперы» о Юнити Митфорд, времен Адольфа Гитлера из книги «Женщины фюрера» Антона Иоахимсталера. Сначала небольшие анкетные данные. Юнити родилась в 1914 году в семье известных в аристократических кругах Фримен-Митфордов. Она была одной из шести сестер семейства Митфордов. Когда ей исполнилось 18 лет, ее ввели в светское общество Лондона. В 1932 году она познакомилась с любовником ее сестры Дианы, основателем Британского фашистского союза сэром Освальдом Мосли. Через некоторое время, сестра Юнити — Диана, окончательно порвет со своим мужем и свяжет свою судьбу с английским фюрером. Обратите внимание на то, как были сильны идеи фашизма в то время в мире и, особенно, в Европе, если жены (как и в случае с Катрин фон Кантцов, о которой речь пойдет ниже) бросали своих мужей, ради того, чтобы близко соединиться с носителями этих идей. Правда, это были всё же представители аристократических кругов жаждавших, как всегда острых ощущений. Но, тем не менее, молодая Юнити попала под влияние Освальда Мосли, прониклась духом фашистского мировоззрения и вместе с сестрой Дианой в составе делегации Британского фашистского союза прибыли в Нюрнберг на пятый съезд НСДАП, который проходил там, в 1933 году.

В этом центре национал-социализма они пытались, с помощью Эрнста Ганфштенгля, с которым были знакомы еще по Лондону, добиться встречи с Адольфом Гитлером, но потерпели фиаско. Э.Ганфштенгль, интересная личность тех лет из окружения Гитлера, между прочим, друг Д.Рузвельта, оставил свои воспоминания. Вот несколько строк из его краткого рассказа о сестрах Митфорд:

«Они были очень милы, но с ног до головы так разряжены, что резко отличались от недавно провозглашенных идеалов германской женщины… Мы пообедали у Гесса, сделавшего неопределенные замечания о том, что фюрер очень занят».

Таким образом, первая поездка Юнити в Германию закончилась неудачей.

Надо отдать должное ее настойчивости. Через год, она снова посещает родину нибелунгов, якобы, для «изучения языка», но с тайной целью, все же, познакомиться с фюрером. Вскоре ее вожделенная мечта осуществилась. В ресторане «Остерия Бавария» секретном местечке, где любил трапезничать Гитлер, она постаралась обратить на себя его внимание. Вскоре, после этого знакомства с фюрером, посетители будут часто видеть сияющую Юнити за столиком Гитлера.

«Ее немецкий язык становится все лучше и лучше, и вскоре она уже могла вести политические разговоры с Гитлером, откровенность которого с ней вызывала изумление его свиты. Так, например, доктор Геббельс записал: «За обедом была Митфорд. Она открыто ругает Муссолини… я не могу понять, почему фюрер терпит это». Но Гитлер прислушивался к ее комментариям по внутриполитическому развитию, к ее обоснованной критике английского правительства и ее представлению о политической обстановке в мире. Для него, не знакомого лично с Англией, эти беседы с Юнити, несомненно, стали полезной возможностью познакомиться с внутренней структурой английских высших кругов. Юнити особенно настаивала на тесной дружбе между Англией и Германией. И именно это являлось главным мотивом ее поведения».

Не удивительно, что молодая красивая девушка из английской аристократической семьи произвела на Гитлера сильное впечатление. В последующем, они будут встречаться чаще и не только за обеденным столиком.

«В последующие годы Гитлер видел восторженную Юнити преимущественно на официальных мероприятиях, где ее с самого начала опекал Эрнст Ганфштенгль, гитлеровский шеф иностранной прессы. Юнити вела дневник, в котором записала, что между 1935 и 1939 годами она встречалась с Гитлером более ста раз. Адъютанты Гитлера, Шауб или Брюкнер, приглашали ее в «Остерию» или на мероприятия, поездки и т.д. К общему изумлению своего окружения, Гитлер спокойно позволял себе в ее присутствии говорить о делах, явно не предназначенных для ушей иностранки. Хотя надо отметить, что военные операции в ее присутствии никогда не обсуждались. Так, для Юнити стало полной неожиданностью вступление германских войск в Австрию и занятие Чехословакии».

Да, можно поверить, что все это, действительно, произошло так неожиданно для Юнити. Ведь, она так увлеченно разговаривала с Гитлером о разных приятных новостях, что и не замечала, как Гитлер, время от времени ненадолго отлучался, чтобы отдать кое-какие приказы. Кто бы мог подумать, что из этого выльется, разного рода аннексии, да аншлюсы. Выяснилось, что Гитлер мастер преподносить сюрпризы. Пока они развлекались беседой, немецкие войска без выстрелов заняли Чехословакию. Однако случилась небольшая неприятность. Над Юнити Митфорд сгустились тучи. Немецкая полиция, вдруг, проявила к ней, почему-то повышенный интерес, как представительнице туманного Альбиона, но ее приближенное положение к фюреру сыграло свою роль и дело «замяли». Незаметно приблизился август 1939 года с его стремительными политическими кульбитами и вскоре, 1-го сентября, грянула война с Польшей. В этот момент и наступает самое удивительное, во всей этой истории, взаимоотношений молодой леди и, не очень старого фюрера. Англия 3 сентября, вдруг, объявляет войну Германии. Юнити Митфорд, в отчаянии. Она, со слезами на глазах, отсылает прощальное письмо Гитлеру с его дарственной фотографией и еще, особый партийный значок, изготовленный специально для нее. Что же случилось? Юнити решила покончить жизнь самоубийством. Причина весьма необычна: она, якобы, не смогла перенести, что Англия, ее родина и Германия, ее поклонение, — начали между собой воевать. Да, с этим трудно, «не согласиться». Это действительно, «серьезный» повод для самоубийства, тем более, для такой молодой экзальтированной особы. Сказано — сделано.

История «самоубийства» представляет собой весьма странное событие в жизни Митфорд, поэтому я и заключил это слово в кавычки. Посудите сами. По словам очевидца (а свидетель обязательно должен быть в этом деле), — «самоубийство» произошло в Берлине, рядом с Английским садом. А где же еще англичанке по происхождению, стреляться в Германии? Покушавшаяся выстрелила два раза и одна из пуль застряла в голове. Про вторую пулю история умалчивает. Понятно, что с одного раза в свою голову трудно попасть или наоборот, попала сразу, но второй выстрел, видимо, был нужен для свидетеля, — это чтобы на тебя обратили внимание. Дальше, больше похоже не на «оперу», а скорее, на оперетту или небольшой водевиль.

«В хирургической клинике Мюнхенского университета сначала не могли идентифицировать тяжелораненую, потому что при ней не было документов. Лишь через несколько часов узнали, что это Юнити Митфорд. Казалось, случай безнадежный… Находившуюся без сознания англичанку, речевой центр которой был поврежден, в клинике поместили в отдельную палату первого класса и интенсивно лечили круглые сутки. Гитлер просил сообщить клинике, что он лично оплатит всю стоимость лечения. Ее квартиру на Агнесштрассе опечатали, чтобы ничто из ее вещей не пропало. Ее собаку Ребелл отправили в Австрию».

Надо полагать, что если бы не документы, невесть откуда взявшиеся, то в «тяжелораненой» никто бы и не признал жизнерадостную Юнити Митфорд? А если бы в клинику, к примеру, доставили бы документы на имя ее сестры, то врачи, надо полагать, были бы в полной уверенности, что это Диана Мосли? Ведь обе — англичанки! К тому же пуля «к несчастью» (или наоборот?) повредила речевой центр «Юнити», так что о беседе с «тяжелораненой» вопрос не стоял. Кстати, не неизвестно, как это врачи «заштопали» дырку на голове оставив в сохранности прическу? Самое интересное состоит в том, что Гитлер навестивший «тяжелораненую» Юнити «оставался в палате несколько минут, а потом долго говорил в вестибюле с профессором Магнусом о перспективе лечения и возможности извлечения пули. Профессор Магнус говорил о невозможности операции из-за прямой опасности для жизни раненой».

А что там, в палате, Гитлеру было делать? Поправлять повязку на ее голове, что ли? Ведь, «речевой центр» Юнити был «отключен».

«Прекрасную, жизнерадостную прежде девушку теперь нельзя было узнать… Юнити лежала на кровати совершенно апатичная и парализованная, не замечая ни пришедших, — казалось, что она не узнает их, — ни принесенных цветов».

Такое чувство, что сам автор, данного произведения, всхлипывал над рукописью, описывая данную сцену.

Затем, после всех сентиментальных ахов и вздохов, Юнити Митфорд, наконец-то, вскоре переправили в Швейцарию. Оттуда, через Францию к морю. Затем на пароме к родным берегам, а далее на родину в Фолкстоун. «Бедняжка» промучилась до 1948 года, когда вдруг «пуля сдвинулась в мозгу» и это означало конец ее истории, связанной с Германией.

После неудачной попытки самоубийства Юнити эвакуировали из Германии в Великобританию.

Обратите внимание на пышную прическу «пострадавшей» Юнити. Она сделана, видимо для того, чтобы прикрыть «пулевое отверстие» в очаровательной головке английской аристократки.

Я привел этот «романтический» рассказ еще и для того, чтобы показать, насколько были сильны связи фашистской Германии со своими британскими коллегами. Как видите, спокойно обменивались визитами представители партийной верхушки обеих стран. Когда план объединенного содружества провалился и началась война, то «по легенде» инсценировали самоубийство, чтобы таким образом с меньшими моральными издержками возвратить на родину «незадачливого» эмиссара.

Так, что «полет» Гесса имел под собой вполне осязаемую платформу для ведения переговоров и соглашение, о союзе двух стран Германии и Британии, вполне могло состояться.

Но, давайте закончим повествование о Юнити Митфорд, тем более что оно имеет не менее интригующее завершение.

«Через германские секретные службы в Швейцарии он (Гитлер. — В.М.) сообщил о случившемся ее родителям в Англию. 8 ноября 1939 года Гитлер увидел Юнити в последний раз. На его глазах появились слезы. Юнити попросила, чтобы ее отправили на родину. Гитлер согласился, заметив, что это правильное решение, но посоветовал немного подождать, чтобы набраться сил. После завершения оккупации Франции и соседних государств Гитлер приказал переоборудовать железнодорожный вагон в передвижной госпиталь. Затем отправил Юнити в сопровождении своих личных врачей в Цюрих, где их уже ждал английский врач. Они пересекли Францию и морем добрались до побережья Британии, где дочь встретил лорд Ридсдейл. Юнити вернулась на родину, которая ее отвергла…

Прибытие Юнити в Фолкстоун вызвало всеобщее негодование. Чтобы не возникло эксцессов, ее встречал вооруженный караул. Из толпы раздавались крики с требованием ее ареста. Но ей удалось избежать судебного преследования. Тяжело больная, Юнити поселилась на шотландском острове, принадлежащем их семье. Говорят, что Гитлер еще долго вспоминал о своей английской поклоннице и переживал из-за ее попытки самоубийства. Когда Мюнхен подвергся воздушному налету союзников, он приказал сделать все, чтобы сохранить ее дом и вещи. После кончины Юнити Митфорд многие полагали, что в конце жизни она окончательно освободилась от чар этого злого гения…»

(http://e-lib.info/book).

Шурик из «Кавказской пленницы» по поводу прочитанного выше, тоже, вполне мог произнести сквозь слезы: «Птичку, жалко!» Но плакать не надо, это еще не конец.

Давайте, познакомимся со статьей Михаила Озерова «Сын Гитлера живет в Англии»? — 11.01.2008. (http://kp.ru/daily/24029/93344).

«Виггинтон — заштатная английская деревушка в графстве Оксфордшир. Тихие чистенькие улочки, небольшие дома. Самые людные места — церквушка и местный паб. Особняком стоит ничем не примечательный двухэтажный кирпичный дом под названием Hill View Cottage. Между тем именно в нем, как утверждает британская пресса, в январе 1940 года появился на свет божий… ребенок фюрера».

Интригующая история, о чем предупреждал выше, не правда ли? Даже есть свидетельница Одри Смит, которая видела в палате родильного дома (ранее, в сороковые годы, Hill View Cottage был родильным домом) Юнити Митфорд. Все, в то время, считали ее любовницей фюрера. У нее родился мальчик, о дальнейшей судьбе которого ничего не известно. Так была ли беременна английская Валькирия (так, иной раз, называли Юнити Митфорд) от самого Гитлера? Вдобавок, как пишет автор статьи, редактор лондонского еженедельника «Нью стейтсмен» Мартин Брайт на страницах своего издания повествует, что некая Вэл Ханн, тоже сообщила редакции, что ее тетя-акушерка, в том, далеком 40-м году, принимала в Виггинтоне роды у Юнити Митфорд. Таким образом, факт рождения ребенка подтверждается свидетельскими показаниями и предполагает, что его отцом мог быть фюрер нацистской Германии. Автор данной статьи решил поискать документы. К счастью история произошла не у нас и ему предоставили возможность покопаться в Национальном архиве. Вот что он нашел.

«Есть … заключение личного врача Гитлера Тео Морелла: глава Третьего рейха не был расположен к сексуальной активности, хотя очень любил общество привлекательных женщин. С Евой Браун, по свидетельству медика, «определенная половая активность порой имела место, хотя они предпочитали спать в разных постелях».

Да, существует такое мнение в медицинских кругах, что Гитлер, вообще-то, не мог иметь детей по ряду причин, хотя, как говорилось выше, «определенная половая активность порой имела место». А это значит, что ребенок у Юнити, скорее всего, был не от Гитлера.

Автор, Михаил Озеров, кроме этого, еще раз проявил журналистскую напористость и встретился с Вэл Халл. Тоже, как и в первом случае, взял интервью. Выяснилось, что интересующая читателей тетя, Бетти Нортон, была управляющей упомянутого выше, родильного дома. В экстренных случаях, даже сама принимала роды у пациенток. По теме о Митфорд сообщила, что действительно, та родила мальчика. На вопрос, почему Халл молчала так долго? — та ответила, что это была не её тайна. Выяснилось, что тёте Бетти, в свое время, велели молчать по этому поводу. Однако она рассказала родной сестре. А уже та, своей дочери Вэл Халл, и то, под большим секретом и незадолго до своей кончины. Вот такая родственная цепочка, по которой прошла информация о Юнити. Главный вопрос интервью: где ребенок? — остался без ответа. Но вот что автор статьи вычитал из дневника тогдашнего помощника директора МИ-5 (контрразведка) Гая Лидделла.

«2 января 1940 года. Юнити Митфорд поддерживала тесные и, вероятно, интимные контакты с фюрером в течение нескольких лет и была пылким и открытым сторонником нацистского режима. Она осталась на этих позициях после начала войны, и ее действия являются государственной изменой».

Далее, Михаил Озеров дает пояснения прочитанному. Еще раз, с помощью автора, пробежимся по биографии Юнити.

«Насчет взглядов Юнити контрразведчик, несомненно, прав. В тогдашней Германии Митфорд стала чуть ли не национальной героиней. Газеты без устали цитировали ее: «Британии надо идти по пути Германии», «Фюрер — мой бог!». В старых подшивках прессы полно фотографий Юнити с нацистским значком на груди. Англичане же возмущались соотечественницей. Вот некоторые заголовки в тогдашних лондонских газетах: «Мисс Митфорд нас позорит», «Ярая антисемитка». И даже: «Гитлер все равно на ней не женится». Юнити прожила в Третьем рейхе около пяти лет и, как подсчитал биограф Дэвид Прайс Джонс, встречалась с Гитлером не меньше ста раз. Ева Браун безумно ревновала к дочери лорда, называла «проклятой английской ведьмой», а Митфорд отвечала ей тем же.

Когда после неудачного самоубийства Юнити прибыла паромом в порт Фолкстоун, ее встречали толпы негодующих англичан. Они скандировали: «Арестовать нацистку!» Чтобы избежать эксцессов, полицейские и солдаты взяли подругу фюрера в плотное кольцо. Митфорд благополучно отвезли к родителям в графство Оксфордшир».

Приятно читать, что «британские спецслужбы сразу засомневались в попытке самоубийства Юнити». Жаль, что нас разделили десятилетия, а то бы воспользовались моей подсказкой, что, возможно, придало бы им еще большую уверенность в обоснованных подозрениях. Даже, как выяснилось, «предлагали интернировать ее в связи с явными фашистскими симпатиями». Однако желания разошлись с возможностями. Поэтому нашего автора заметки заинтересовало несколько иное направление в деятельности властей по отношению к Митфорд. Он пожелал продолжить поиск о рождении ею предполагаемого наследника главы Третьего рейха.

«Отдел регистрации браков и рождения детей графства Оксфордшир не пролил свет на загадку. Пожилой клерк долго листал книгу записей за начало 1940 года, однако не обнаружил никакого упоминания о мисс Митфорд».

Понятно, что никаких записей найти не удалось. Во-первых, сама фигура английской аристократки, близко общавшейся с самим Гитлером, вряд ли оставила след в провинциальном городке. Во-вторых, не исключено, что запись могла быть сделана на другую фамилию? Какую? — видимо, знают только руководители МИ-6 (внешняя разведка). Но, кое-что, М.Озерову удалось зацепить, все в том же, Национальном архиве. Оказывается, когда папа, лорд Митфорд узнал о возвращении дочери из Германии (или ему сообщили об этом), у него были встречи с «самыми высокопоставленными государственными мужами Британии, в том числе с министром обороны и министром внутренних дел». Одним из высокопоставленных деятелей, с кем он встречался, был Черчилль. Оказывается, есть даже соответствующее распоряжение правительства о леди Митфорд: «ничего не предпринимать и не трогать Юнити после ее приезда». Если учесть, что папа, британский лорд, сам в 1938 году ездил в Германию к Гитлеру, то, надо ли, после этого удивляться тому, что следов пребывания Митфорд в Виггинтоне не обнаружено.

Неужели читатель думает, что я потратил несколько страниц текста, только для того чтобы рассказать, о том, как английская девица ездила в гости к Гитлеру и, вероятно, родила от него? Конечно же, нет. Весь рассказ приведен исключительно ради нескольких строк. Но, сначала закончим с ребенком Юнити Митфорд. Я, абсолютно уверен, что Адольф Гитлер, к рождению мальчика, не имел никакого отношения. Почему? Это долго рассказывать и, кроме того, как говорилось выше, есть препятствия с зачатием от Гитлера, с чисто медицинских точек зрения. Кроме того, хочется сказать следующее. Предполагаю, что в окружении Гитлера нашелся красивый и физически крепкий молодой человек, который, смог произвести на Юнити самое благоприятное впечатление? Также, думаю, что в постели он смог бы заменить трех Гитлеров, так как и Юнити была, довольно привлекательной особой. Поэтому ребенок — это дело молодых, с чем мы их и поздравляем.

Теперь о главном. Дело в том, что Митфорд была родственницей самого Уинстона Черчилля (по его жене Клементине), который тоже, как видим, проявил заботу о сохранении, и не только здоровья, молодой Юнити. То, что она, якобы, умерла в 1948 году, представляется весьма сомнительным фактом, как и ее попытка «самоубийства».

«Могила Митфорд на кладбище в местечке Свинбрук, — заброшенная, всеми забытая. Местный священник сказал, что ее никто не навещает».

Просто, это лишь доказывает, что данное могильное надгробие, всего лишь фальшивый знак о тайне тех лет и ничего более. А куда же, в таком случае, делась английская Валькирия? Под другой фамилией, и с другими документами перебралась куда-нибудь в англо-говорящую страну, где тепло и не докучают любопытные журналисты. А уж теперь точно, ветер истории давно перетер в пыль ее прах, который покоится на кладбище, где-нибудь, в укромном уголке нашей огромной планеты Земля.

Да, но каков Черчилль! Не плохую комбинацию провернул с Юнити, подсунув ее доверчивому Адольфу. Это ведь был важный компонент в жестокой схватке английских «ястребов» и «миротворцев». Свой человек, в окружении Гитлера, с должным усердием исполнил свою роль. Даже, если Юнити и не лицемерила с Гитлером, а истово верила в идеи национал-социализма, то все равно ее наивность, в сочетании с близостью к верхушке рейха, была благодатной почвой для английской разведки. Ведь, около сотни встреч с Адольфом Гитлером, представляли бесценный материал для любого пытливого ума, даже в пересказе восторженной молодой особы.

Помните речь Гитлера, где он негодовал по поводу англичан и евреев. Видимо, было что вспомнить? — если с такой досадой выплеснул обиду от допущенной оплошности. Но, что делать? — такова селяви, как говорят французы, которые, похоже, тоже, в определенной мере, принимали участия в этой игре.

Все это, конечно, интересно про Юнити Митфорд и Черчилля в придачу, скажет читатель, но где же «наша пятая» колонна, из-за которой, как уверяет автор, и был похищен Гесс?

А вот, ознакомьтесь с другой, не менее, романтической историей связавшей Германа Геринга и Биргера Далеруса. Эта история муссируется в различных изданиях, по разному, но мне хотелось бы привести ее к определенному общему знаменателю. Возьмем за основу рассказа насыщенную фактами книгу С. Простакова «Жены и любовницы нацистов».

После завершения первой мировой войны Герман Геринг уехал в Швецию для работы в гражданской авиации. Там он познакомился с Карин фон Кантцов (в девичестве Фок), представительницей аристократических кругов и сумел вскружить ей голову. Думается, здесь мог сыграть и тот фактор, что сестра Карин — Мари, была замужем за миллионером Эрихом фон Розеном, входившим в крупные промышленные круги Швеции. Несмотря на то, что Катрин, тоже была замужем, но за офицером Нильсом фон Кантцовым, это не помешало ей в дальнейшем, развестись с мужем и соединить свою судьбу с будущим рейхсмаршалом Третьего рейха (С нее, похоже, брала пример сестра Юнити — Диана Митфорд). Ребенок Катрин от первого брака, Томас, хотя и был по суду оставлен матери, но остался проживать в Швеции в семье ее родителей. Вот этот-то Томас и стал, как бы связующим звеном в цепи Геринг — Далерус, так как, достигнув зрелого возраста, стал работать в фирме последнего. Вообще, о ребенке Катрин фон Кантцов Томасе, сведения, до крайности скудны, видимо в силу сложившихся обстоятельств, связанных с делом Далеруса. Стоит, однако, добавить, что в 1936 году Герман Геринг был назначен уполномоченным по 4-летнему плану развития своей страны, и в его руках было сосредоточено все руководство экономическими мероприятиями по подготовке Германии к войне. А уже в июле 1937 года он встал во главе огромного государственного концерна «Герман Геринг Верке». Так что, надо полагать, экономические связи данного концерна, скорее всего, как пишут многие, соединились в Швеции с его дальним родственником через первую жену, Эрихом фон Розеном, для которого судьба молодого Томаса не осталась без внимания. Даже, несмотря, на смерть Катрин в 1931 году, эти связи были прочными, что и показало участие Биргера Далеруса в переговорах 1939 года. Но, точнее, все же, будет так: у Эриха был брат Гуго фон Розен, который и «ворочал» всеми производственными делами, в которых разбирался лучше своего брата. Вот он, то, и будет тем главным лицом, с которым Герман Геринг будет проводить свои банковско-промышленные операции. Гуго фон Розен — это и крупнейший концерн СКФ, основанный в Швеции в начале 20-го века. Он, вместе со своими дочерними предприятиями, являлся не только крупнейшим производителем шарикоподшипников в своей стране, но и в мире. Кроме того, концерн контролировал добычу в стране железной руды и сталелитейное производство. Однако его «щупальца» протянулись далеко за приделы Скандинавии. Англия, Франция, Италия, США — вот страны, где были размещены дочерние предприятия могущественного концерна. Особенный интерес представляла, разумеется, Германия, в которой безраздельным хозяином всей экономики, являлся, упомянутый выше, Герман Геринг. Именно, в Германии в городе Швайнфурте, находился крупнейший завод концерна по производству подшипников. С Герингом был в приятельских отношениях и президент СКФ Свен Уингквист, который в свою очередь дружил и с герцогом Виндзорским.

Приятельские отношения, это конечно хорошо, но то, что концерн СКФ, являлся крупнейшим вкладчиком шведского банка «Стокгольмс эншильда банк», которым владел Якоб Валленберг, еще лучше. Помните, у Маршака: «Владелец заводов, газет, пароходов…»? Вот это очень подходило к личности Я.Валленберга. Проще сказать, что вся промышленность Швеции, была под контролем этого банка. Недаром, Валленбергов называли шведскими Рокфеллерами. Далее, идем по цепочке. Крупным держателем акций данного банка было лицо королевской фамилии Великобритании, известный своими связями с фашистами герцог Виндзорский (Эдуард VIII — старший сын короля Георга V), о котором мы упомянули выше. Он еще летом 1937 года встречался в Париже с Рудольфом Гессом. Почему бы этой встрече не состояться вновь и здесь, в Швеции? Тем более, именно, через королевского сына, герцога Виндзорского, и была установлена связь с искомым, герцогом Гамильтоном. Как видите, все фигуранты этого дела тесно связаны деловыми связями и ранее были хорошо знакомы. Таким образом, Герман Геринг (под прикрытием Далеруса) вполне мог организовать встречу в Швеции, на которую Рудольф Гесс мог прибыть без всякого опасения за свою персону. Кроме того, не надо забывать, что вопрос денег всегда стоит на первом месте, а как не банкир Валленберг, кровно связанный с сионистами, мог быть в стороне от этого дела и не проконтролировать его?

Еще один нюанс в этом деле. То, что определенные круги Англии не желали воевать с Гитлером и делали все, чтобы заключить с ним новое перемирие, являлось, своего рода «лакомой наживкой», на которую мог клюнуть эмиссар Гитлера Рудольф Гесс. Именно с этой целью, дескать, добровольно Гесс и прилетел на остров туманного Альбиона, как уверяют нас многие историки в мире.

Да, но именно на такой крючок, с наживкой, он мог попасться и в версии о похищении. Этот, «голубок мира» Эдуард VIII, в случае победы «миротворцев в Англии получал бы королевский престол, т.е. имел все основания способствовать переговорам с Гессом по урегулированию мирных инициатив гитлеровской Германии и Великобритании. Беда «миротворцев» заключалась в том, что они лишились лидера Невиля Чемберлена, который в ноябре прошлого (1940) года, как всегда, неожиданно для всех, ушел в мир иной. Поэтому фигура герцога Виндзорского, могла в какой-то мере быть привлекательной фигурой, как для английских, так и немецких фашистов. Но, опять еще раз, но! Эдуард VIII вполне мог быть марионеткой в руках того же Черчилля, который яростно рвался в бой с Гитлером. Как отнестись вот к таким данным из книги Чарльза Хайэма «Торговля с врагом»?

«Затем Уинстон Черчилль совершил малопонятный шаг: 7 апреля 1941 года он поручил американскому послу Уильяму Буллиту (Бывший посол в Советском Союзе, — на данный момент посол США во Франции. — В.М.) перевести нацистскому правительству 55 тыс. франков за аренду собственности герцога в оккупированном Париже, а также выплатить 10 тыс. франков страховки, жалованье слугам и 15 тыс. франков за аренду сейфовых помещений Банку Франции, который находился под прямым контролем Гитлера. В этом деле Бедо (Шарль Бедо — американский миллионер, родом из Франции. — В.М.) сыграл роль посредника, поскольку был близок как к Буллиту, так и к немецкому послу в Париже Отто Абецу».

А вот событие, буквально приткнувшееся к той роковой дате с «перелетом» Рудольфа Гесса. Казалось, ничего не предвещало беды для «миротворцев».

«3 мая 1941 года Эдгар Гувер направил докладную записку секретарю Рузвельта генерал-майору Уотсону, в которой сообщал:

«ФБР располагает сведениями, полученными от одного влиятельного человека… По этим сведениям, Джозеф П. Кеннеди, бывший посол в Великобритании, и Бен Смит, делец с Уолл-стрит, некоторое время назад встречались в Виши с Герингом и пожертвовали внушительную сумму денег на германские дела. В сообщении подчеркивались антибританские и прогерманские настроения обоих. По сведениям из этого же источника, имеется информация о заключении герцогом Виндзорским соглашения, суть которого такова: после победы Германии Герман Геринг при помощи армии свергнет Гитлера, а на английский престол возведет герцога Виндзорского. Сообщается, что информация касательно герцога исходит от его личного друга Аллена Макинтоша, который организовывал увеселительную программу вельможной пары во время их недавнего пребывания в Майами. Указывается также, что супруги намерены этим летом посетить Ньюпорт, Род-Айленд и Канаду».

Я думаю, что ясно читается, что после победы над Советским Союзом, в Англии произойдут события не парламентского толка. Да и Гитлер, как видите, не совсем устраивает промышленную верхушку Германии, коли сам Геринг фигурирует в качестве оппозиции фюреру. Не сдал ли Геринг своего высокопоставленного товарища по партии, чтобы в дальнейшем расчистить себе дорогу на вершину власти?

Таким образом, исчезновение Гесса с политической арены, лишало и германскую сторону активного сторонника англо-германских соглашений. Согласитесь, что «перелет Гесса», якобы, в Англию, похоронил этого яркого политика до конца войны в одной из тюрем Лондона. И какие могли после этого состояться переговоры? Кроме того, в руках англичан оказалась вся сеть «пятых колонн» всего мира. Можно сказать, что и деньги, и политика, всё оказалось в одной упаковке, под названием Рудольф Гесс.

Несколько слов о Вальтере Шеленберге. В «своих» мемуарах он недаром «прозрачно» намекает, что Гесс вел, дескать, переговоры с Гитлером путем переписки. Можно ли этому верить? В определенной мере, да, можно. Но значимость этой переписки? Гесс-то был в изоляции от всех своих приверженцев мирного соглашения с Германией. Вальтер Шелленберг, это еще тот, молодой гусь лапчатый. Когда Гесс полетел в заданном направлении, Шелленберг был руководителем контрразведки, а через два месяца после исчезновения Гесса, уже возглавил внешнюю разведку. Он ведь тоже входил в контакт с Эдуардом VIII. Но самое пикантное заключается в том, что Шелленберг, по совместительству, ведя тайные закулисные операции нацистской разведки, совмещал обязанности одного из директоров, не удивляйтесь, пожалуйста, — американской корпорации «Интернэшнл телефон энд телеграф» (ИТТ). Вот вам и война Германии против Америки. Прямо по пословице: «Милые бранятся — только тешатся».

Кроме того, Шелленберг по совместительству, взял под свой личный контроль «Заграничную организацию немцев», которой номинально руководил заместитель Гесса Эрнст Боле. Потом, как уверяет читателей, носил письма Гитлеру от Гесса в запечатанном виде. Затем, успокаивал фрау Гесс, видимо говоря, что с ее мужем все нормально: ждет в Лондонской тюрьме победы национал-социализма во всем мире.

Теперь видите, какие крупные фигуры мировой политике кружились в хороводе вокруг Гесса? И вдруг, среди них, средней руки предприниматель из Швеции Биргер Далерус. Разумеется, прикрывал кого-то, кто не желал засвечиваться на данных переговорах. Обратите еще раз внимание, что Геринг, как и Гесс, попал на скамью подсудимых в Нюрнберге, но в отличие от своего собрата по нацистской партии, не избежал смерти. Видимо, много знал лишнего.

А подумайте, кого мог прикрывать Далерус или вместо кого его «засветили»? Кроме того, в силу каких причин, его прикончили? Заметьте, что в один год с Паулюсом? А Фридрих Паулюс, как мы знаем, уже проходил по начальному периоду войны с нами. Более того, неужели, думаете, что сам Якоб Валленберг вышел бы на яркий свет, случись проводить такого уровня переговоры? О нем, вообще, никогда не было слышно. Скорее, Далерус прикрывал другую фигуру. У Якоба Валленберга был молодой двоюродный племянник Рауль, о судьбе которого, вот уже сколько лет пытаются выяснить многие историки и журналисты. О нем написаны десятки книг, которые касались подробно его биографических данных. Но, существует огромный пробел в его биографии. Нет, это не тот пробел, когда он был арестован советской контрразведкой в начале 1945 года в Будапеште и «таинственно» пропал с тех пор. Это, именно, тот пробел, который не пытался заполнить ни один биограф, взявшийся описать деятельность молодого миллионера. Это период, примерно с начала второй мировой войны, сентября 1939 года и по январь 1945 года. Оговорюсь, что конец 1944 года и начало 1945 года отражено, в ряде изданий, но довольно поверхностно и предвзято. Что делал, сей молодой человек, входивший в состав всемогущественной империи Валленбергов, в эти годы, не знает никто? Пишут, разные легкомысленные глупости о его путешествиях, но где это, в то время, молодой Валленберг нашел тихое райское место, и почему он предпочел это сделать? Рискну предположить, что именно ему была поручена, от лица клана Валленбергов, секретная миссия по Гессу. Думаете, он не попал в поле зрения советской разведки в Швеции? А там у нас была очень мощная разведывательная сеть. Если по переговорам 1939 года с Далерусом, наша резидентура слала свои сообщения в Центр, то почему бы и по этому делу не послать шифровочку. Таким образом, наши органы осветили дело Гесса, и Сталин был в курсе того, что с Гессом случилось. Не сомневаюсь, что Сталин знал, кто есть Гесс, поэтому его обеспокоило сообщение о «таинственном» исчезновении руководителя «пятых колонн» на «Британском острове». Помните, в первых упоминаниях о Гессе, в начале исследования, была приведена шифровка из Центра резидентам в Берлин, Лондон, Стокгольм, Вашингтон и Рим. Ответы были из Лондона, Берлина, Вашингтона, но главная для нас, в данный момент, из Стокгольма — отсутствует. Резидентом в Швеции был Борис Рыбкин. С ним и его женой Зоей Рыбкиной, мы познакомимся позднее.

Насколько засекречена тема о Рауле Валленберге, что к основной версии, можно добавить следующее. Думаю, что читатель не поставит мне в упрек, что, дескать, автор сам затрудняется определиться с «перелетом» Гесса? Можно также, предположить, что встреча с Гессом состоялась на территории, не оккупированной Франции, например, в Виши. Не просто же так, глава ФБР Эдвард Гувер направил докладную записку в Белый дом. Как вспоминает знакомый нам Эрнст Ганфштенгль о Германе Геринге (ему ли не знать о верхушке Третьего рейха, вращающегося там не один год):

«Геринг и Геббельс ненавидели друг друга, соревнуясь, кому удасться произвести наибольший эффект в Берлине; Геринг и Рем ненавидели друг друга, заискивая и стараясь завоевать расположение к себе в армии… Геринг ненавидел Гесса, которого называл piesel (что-то вроде полугосподина) за то, что тот не приехал, и не извинился, на какой-то день рождения, устраивавшийся кронпринцем. И этому не было конца, они вели себя как дикие коты в клетке».

Неплохо все это читается в свете приведенной выше записки Э.Гувера.

Как поняли, особой любви Геринг к Гессу не питал. Поэтому, видимо, без сожаления приказал сбить самолет «со своим другом». Геринга и умертвили в Нюрнберге, видимо, по причастности к этому делу. А Гесс был нужен Западу живой, как, я уже говорил, с целью шантажа представителей «пятых колонн», в том числе и наших Мазеп. К тому же его, надо полагать, еще всего «не выпотрошили» до конца, в то время.

Вернемся к нашей шифровке. Видите, что в ней отсутствует и наш резидент в Париже? Это притом, что имели мощнейшую разведывательную сеть во Франции? К тому же из Аугсбурга лететь в обе стороны примерно одинаково. Однако, для первой версии, смущает то обстоятельство, что Аугсбург находится, все же, на юго-западе Германии. Можно же было найти место вылета, вроде бы, поближе к Швеции? С другой стороны, близкое расположение к Швеции, сразу бы навело на мысль о нейтральной стране. В одном, я уверен абсолютно, так это о причастности Валленбергов, и Рауля, в частности, к делу о Гессе.

Поэтому Сталин, не раз, при личной встрече, пытал Черчилля «о перелете», внимательно изучая его реакцию на заданный вопрос. На время о Гессе «забыли», тем более что добраться до него не представлялось возможным. Другое дело Рауль Валленберг. Вряд ли, этот молодой человек подозревал, что за ним пристально наблюдает советская разведка?

О том, что произошло с представителем банкирского клана в его последней командировке в Венгрию и на советской земле, мы поговорим в дальнейшем.

Содержание…

Запись опубликована в рубрике Мещеряков Владимир Порфирьевич, Прошлое контролируем мы - русские большевики!. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.