«Отделим зернии от плевел….» Часть 6

Кого и зачем поддерживал Сталин?

«Сталин видел далеко…»

Л.М. Каганович

А теперь расскажем о судьбе замечательного русского ученого языковеда, академика В.В. Виноградова и об отношении лично Иосифа Сталина к этому человеку. Опять обратимся к исследованиям весьма добросовестного и уважаемого нами автора В.М. Алпатова:

«…И последняя фигура, которую мы рассмотрим, — академик Виктор Владимирович Виноградов (1895-1969). Вариант, чем-то сближающийся с Дурново, чем-то с Конрадом (с обоими он был лично связан в разные эпохи). По возрасту он принадлежал, как и Конрад или Поппе, к последнему поколению ученых, сформировавшемуся по дореволюционным образцам. К политике он был равнодушен, но довольно долго избегал марксизма и писал так, как будто никакой революции не было. В результате в 1920-е гг. в Ленинградском университете он был какое-то время «внештатный за неблагонадежность», как выразился Р. Якобсон в письме к Н.Н. Дурново, а в феврале 1934 г. также был арестован по «делу славистов» (роковую роль для него сыграли контакты с Дурново в связи с предполагавшейся совместной книгой по истории русского литературного языка; в итоге книга была написана одним Виноградовым).

(Напомним, что в 1934 году большинство служащих в НКВД составляла троцкистская сволочь, засевшая там с 1917 проклятого года. Большинство из них было нерусской национальности?! Именно эти «господа» бесчинствовали против народов России до конца тридцатых… В 1939году, когда сталинский самодержавный курс одержал победу над троцкизмом, Л.П. Берия быстренько «вычистил» всю эту мразь из органов. Мир праху его! — Прим. ред.)

Письма Виноградова из ссылки в Москву жене Надежде Матвеевне, частично опубликованные, — яркое свидетельство личности ученого. Остроумные зарисовки мещанской жизни сонного города, как раз в это время превратившегося из Вятки в Киров, соседствуют с рассуждениями о научных проблемах, которые в это время решал Виктор Владимирович. В гнусных жизненных условиях его спасала работа, за два с небольшим года ссылки он написал, может быть, больше, чем когда-либо за такой период позже.

Письма характеризуют Виноградова как человека, в котором независимость взглядов сочеталась с законопослушанием и покорностью судьбе. Постоянно добиваясь возвращения к полноценной деятельности (что ему, в конце концов удалось), он всячески старался продемонстрировать лояльность, ссылаясь на свою «удачную научную работу». В то же время письма не характеризуют его как человека советского мировоззрения. Он постоянно издевается над штампами советской эпохи, крайне низко оценивает советскую литературу и советское литературоведение, иронизирует над торжественной встречей проезжавших через Вятку челюскинцев. И ни в одном из писем не упомянута фамилия Сталина. Вряд ли опальный профессор мог предполагать, что его судьба будет решаться самим вождем.

Из всего происходившего в стране в 1934-1936 гг. Виноградов одно событие явно оценил положительно: постановление о восстановлении преподавания в школах русской истории (вместо обществоведения). Эпоха менялась, что сказалось и на дальнейшей судьбе самого ученого. В 1939 г. после письма Виноградова Сталину вопрос о нем разбирался на Политбюро, где было решено вернуть ему московскую прописку. ( К этому времени, нерусскую «троцкистскую гвардию» в НКВД, хорошенько подчистил Лаврентий Павлович Берия. Мир праху его. — Прим. ред.) Правда, впереди его еще ждали новые несчастья: в августе 1941 г. как человек с неснятой судимостью он был выслан из Москвы в Тобольск. Затем, однако, ситуация резко изменилась: с 1944 г. — декан филологического факультета МГУ и заведующий кафедрой русского языка там же, с 1946 г. — академик, с 1950 г. — академик-секретарь Отделения языка и литературы АН СССР и директор академического Института языкознания (позже, после реорганизации института — директор Института русского языка), в 1951 г. — лауреат Сталинской премии 1-й степени и депутат Верховного Совета РСФСР. В 1934 г. Виноградову был вынесен приговор: ссылка на три года в Горьковскую область (туда тогда входила и Вятка), а через семнадцать лет он стал депутатом именно от Горьковской области. Несомненно, что и здесь к возвышению ученого приложил руку сам Сталин (с которым, по свидетельству Надежды Матвеевны, Виноградов никогда не разговаривал, а распространенный слух об участии Виктора Владимировича в написании сталинских работ по языкознанию неверен).

А позицию Виноградова в 1940-е гг. характеризует его книга «Великий русский язык». Нельзя сказать, что она совсем свободна от политической конъюнктуры тех лет. Однако эту конъюнктуру трудно назвать коммунистической или марксистской. Если изъять две-три неизбежных цитаты из Ленина и Сталина, то книга могла бы быть издана не в 1945, а в 1915 году. Современному человеку может показаться невероятным, что в сталинское время могла быть издана работа с безоговорочным включением Ф.М. Достоевского и А.А. Фета в число великих русских писателей, цитированием эмигранта И.А. Бунина и полным игнорированием всей советской литературы, кроме М. Горького. И завершается сочинение словами славянофила И.С. Аксакова. Однако оно не только было издано, но и получило высокую официальную оценку. (И ясно почему — победил Сталинский курс, нацеленный на возрождение самодержавия народов России — Прим. ред.)

Однако многое в книге сейчас производит странное впечатление. Это настоящий гимн красоте и богатству русского языка, который признается небывалым явлением среди всех языков мира (Именно такое мнение о Русском языке имел и сам товарищ Сталин. — Прим. ред.). Виноградов развивает идеи славянофилов и панславистов, распространенные еще в XIX в., согласно которым русский язык является силой, объединяющей вокруг России все славянские народы.

В 1945 г., в разгар «сталинского термидора», это соответствовало официальной линии. Стоял вопрос о создании социалистического лагеря, куда первоначально входили все славянские страны. В связи с победой в войне и повышением международной роли СССР большое значение приобретало распространение русского языка. Книга соответствовала конъюнктуре, но не была попыткой подладиться под новую идеологию. Наоборот, конъюнктура приблизилась к тому, что думал Виноградов. (Не конъюнктура приблизилась, а русский большевизм во главе с И.В. Сталиным нанес решительный удар по троцкизму, вследствие чего стало возможным встать на защиту русского языка и культуры, яростно гонимых марксистами с проклятого октября 1917 года. — Прим. ред.)

Профессор В.Г. Костомаров в статье памяти Виноградова писал: «Его жизненный путь был неровным, колеблясь от драматических затруднений до вершин научной и общественной славы». В «драматических затруднениях» в 1930-е гг. был элемент случайности: Виноградов мог и не быть связан с Дурново, а тогда бы мог остаться на свободе. Но, безусловно, ситуация тогда (Т.е. при повсеместном засилье троцкистов и особенно в органах НКВД, правительстве и партийных структурах. — Прим. ред.) не была благосклонна к людям дореволюционной формации. А 1950-1951 гг. стали годами крушения карьеры человека революционной эпохи Яковлева и «вершин научной и общественной славы» Виноградова. Его время пришло… (Не само пришло, а Сталин его приблизил, сумев устранить троцкистскую сволочь от руководства страной. — Прим. ред.)

В нашей статье мы старались давать как можно меньше моральных оценок. И в советское, и в постсоветское время слишком часто сложные и неоднозначные события подверстывались под однозначные схемы, позднейшие нередко отличались от ранних лишь переменой знаков на противоположные. (Т.е. когда с надгосударственного уровня управления вместо одной лжи, нам подсовывали другую ложь. — Прим. ред.). Мы хотели обратить внимание читателей на то, как исторические обстоятельства оставляют за человеком возможность выбора и насколько по-разному этот выбор может быть осуществлен…»

Направленность действий Сталина очевидна: — Мощная поддержка ученым языковедам, ставшим на путь защиты Русского Языка и соотв. сохранения самодержавного пути развития Русской Державы. Оспорить данное утверждение никто не сумеет, да и не посмеет.

Двенадцатый удар товарища Сталина.

«Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные…»

Нагорная проповедь

По сути, проходимец Маар и его приспешники подготовили все необходимые условия, т.е. создали соответствующую теоретическую базу для полномасштабной агрессии против русского языка, русской культуры и русского метода концентрации управления. Все их усилия были вплетены в объемлющий западный сценарий, главной целью которого, было окончательное уничтожение России как основного, непреклонного и последовательного геополитического соперника Запада. Сталин понимал наличие и опасность «языковых войн». Четко представлял цели, ради которых эти войны велись ранее и ведутся на современном этапе. Понимал он и то, что «языковые сражения», всегда происходят на высшем уровне, т.е. на высшем методологическом мировоззренческом приоритете обобщенных средств управления. Именно на этом высшем, мировоззренческом уровне Иосиф Виссарионович и нанёс свой ответный удар по троцкистским проискам в отношении русского языка, который мы назовем — «Двенадцатый удар товарища Сталина». При этом, нанося сокрушительный удар по марризму, Иосиф Сталин заложил основу для будущего пересмотра всей марксистско-ленинской идеологии. Чуть позже, в своей эпохальной работе «Экономические проблемы в СССР», Сталин выявил несостоятельность и также потребовал пересмотра основных категорий марксистской политэкономии. И именно эта деятельность Сталина, т.е. в качестве «большого ученого» (т.е. «Двенадцатый удар»), стала одной из главных причин его убийства троцкистскими недобитками во главе со ставленником Запада Никиткой Хрущёвым. Запад не простил ему то, что Сталин положил начало разрушению фундамента всего марксизма-ленинизма (Троянский конь), разработанного и использовавшегося Западом в качестве «инструмента» для разрушения нашей великой державы. Марксизм, в то время (Да и сейчас тоже) все ещё был нужен Западу в качестве инструмента для продолжения информационной агрессии против нашей Родины России.

Опубликовав свою работу «Марксизм и вопросы языкознания» и организовав последующую, соответствующую дискуссию, Иосиф Сталин умело отбил мощную троцкистскую атаку на базовые ценности нашего народа и сумел обеспечить сохранность великого русского языка на долгие, долгие годы вперед. Сталин понимал, что сохранность русского языка и несомого им праведного, божеского метода концентрации управления определяют будущее не только России-Цивилизации, но и всего человечества в целом. В проклятые девяностые годы, Россия устояла и сохранила свою территориальную целостность во многом благодаря тому, что основным языком, на котором общались её народы — был русский. Именно русские понятия стали «камнем преткновения» для Запада и его подлых действий по разрушению и расчленению нашей великой державы. «Гарвардский проект» — полностью осуществлен не был! И заслуга в этом — Иосифа Сталина, мудро предвидевшего подобный вариант развития событий и осознававшего наличие и опасность «языковых войн».

Работа Сталина «Марксизм и вопросы языкознания», была столь мастерски «сделана», что даже в постсталинское, хрущевское, гнусное время, не один «оттепельный гадёныш», не осмелился подвергнуть её критике! Лишь только изредка, отдельная сволочь «смела брехать из-под воротни», как это как это делал вышеупомянутый жалкий поэтишка-русофоб Юз Алешковский. Подвергнуть сомнению или оспорить выводы Сталинской работы — не посмел никто!

Справедливости ради надо отметить, что долгие годы защиту русского языка от извращения и уничтожения осуществляла Русская Православная Церковь (РПЦ). Именно так. Автор этих строк, как и большинство наших сограждан, впервые ознакомился с Древнерусским языком, читая Евангелие, где текст дан на двух языках. Церковь сохранила эталон. Случайность? Нет случайностей! Есть управление. Так всё-таки, какие цели ставила РПЦ в течение многих сотен лет употреблявшая, т.е. хранившая в качестве эталона Древнерусский язык? Ответ очевиден. Мы надеемся, что современные «батюшки», наконец-то поймут и оценят этот непреложный факт, возьмут его за основу и, наконец, осознают замечательные слова русского святого Архиепископа Луки: — «Сталин сохранил Россию (и её язык тоже), показал, что она значит для всего мира. Поэтому я как русский патриот и христианин — низко кланяюсь Сталину!». Ведь говорят эти современные «батюшки» всё же на русском языке, который, Слава Богу, сумели защитить и сохранить их предшественники и Иосиф Виссарионович Сталин. Отрадно, что некоторые из них уже начали многое понимать. Этот вывод можно сделать, посмотрев весьма полезный фильм архимандрита Тихона «Византийский урок. Гибель Империи».

Доту во главу угла

«Без теории нам смерть, смерть!»

И.В. Сталин

Итак, главной целью деятельности Сталина была девестернизация и деленинизация страны после жидовского переворота 1917 года и её постепенное возвращение к самодержавному пути развития. В конце тридцатых он сумел отстранить от власти марксистско-троцкистскую шоблу, занимавшую ключевые посты в руководстве страной начиная с 1917 г., а в начале пятидесятых подверг разрушению и фундамент марксизма, написав свои эпохальные работы: «Марксизм и вопросы языкознания» и «Экономические проблемы социализма в СССР». Сталин отлично понимал неразрывную связь между методами развития и расширения Русской Цивилизации и великого, корневого русского языка, защищённого Богом и имеющего послоговый и побуквенный смысл. Именно поэтому он нанёс свой сокрушительный «Двенадцатый удар» по марризму и на долгие годы защитил русский язык от разрушения и уничтожения.

Незадолго до своей гибели от рук троцкистских недобитков во главе с Никиткой Хрущёвым, И.В. Сталин неоднократно заявлял: — «Без теории нам смерть, смерть!». Тем самым он нацеливал общество не только на пересмотр главенствующей в то время марксистской идеологии, но также, и на создание новой теории развития общества, базирующейся на основе свойственного Русской Цивилизации метода концентрации управления и хранителя этого метода — великого русского языка. Основу этого пересмотра, а также создания новой теории он как раз и заложил в своих эпохальных научных работах.

Впоследствии, труды Сталина в качестве «большого учёного»: политика, экономиста и языковеда — наряду с трудами других замечательных русских деятелей в области науки и культуры стали отправной точкой при создании тоже эпохального труда наших отечественных аналитиков — «Достаточно общая теории управления». ДОТУ есть ни что иное, как именно та «теория», о создании которой в далеких пятидесятых мечтал предчувствовавший свою близкую гибель Иосиф Виссарионович Сталин. ДОТУ — это ни что иное, как продолжение Дела Сталина на современном этапе! Обосновать это утверждение — труда не составит, т.к. эта теория, подобно трудам Сталина, формируют у читателей знакомящихся с этим замечательным произведением единственно правильную, приоритетную цель: Возрождение России в качестве Великой Державы на основе исторически сложившихся её основных, базовых ценностей: — божеского метода концентрации управления, русского языка и безопасности всех населяющих её народов и народностей.

Следует заметить, теория управления большими массами народа или толпой была впервые озвучена в конце 19 века. Мы говорим о книге «брата каменщика» (масона) Густава Ле Бона — «Психология толпы». На русский язык эта книга была переведена в 1896 году (масонская шобла в России подсуетилась весьма «во время») и стала необходимым подспорьем, вернее учебником для руководства создаваемых в то время, антироссийских политических партий. В частности, «Психология толпы» была настольной книгой ставленников Запада: Керенского (Кирбис), Ленина (Бланке) и Троцкого (Бронштейн). Наряду с «Капиталом» К. Маркса, «Психология толпы» тоже была «оружием», нацеленным непосредственно против нашей державы. В «Капитале» были выставлены цели, а в «Психологии толпы» объяснялось то, каким способом образом их достичь. Именно на основе «рецептов» из этой книги, были разработаны и осуществлены сценарии всех антигосударственных революций-переворотов в России в начале 20 века. Сталин тоже был знаком с этим масонским «руководством для менеджеров-революсионеров» (т.е. исполнителей) призванных осуществить западный сценарий по уничтожению нашего Отечества. Он отлично видел и понимал, что в «Психологии толпы» сознательно не указана разница методов концентрации управления свойственных цивилизациям России и Запада. Именно поэтому он и нацеливал наше общество на создание русской, отечественной теории, применение которой позволило бы задействовать всю мощь русского, божьего метода концентрации управления, извечно хранимого в божьем же русском языке.

И такая теория была создана: — ДОТУ! Язык ДОТУ это, прежде всего новый язык — язык управления, созданный на базе великого русского, и без знания которого на современном этапе, совершенно невозможно стать грамотным управленцем. Кстати, теперь уже всем известный термин управленец впервые был озвучен именно в этой книге.

Поэтому, мы считаем, что каждому гражданину России, любящему своё Отечество, вне зависимости от его возраста, пола и общественного положения будет весьма полезно ознакомиться с материалами Достаточно общей теории управления. Естественно, что мы имеем в виду вариант книги без привнесённых в неё вкраплений и добавлений, меняющих её первоначальный смысл.

Как показывает опыт, после освоения ДОТУ у людей любящих свою Родину Россию, редко остаются сомнения в том, что это именно та теория, на создание которой нацеливал наше общество Иосиф Виссарионович Сталин. Знание материалов этой книги дает нам возможность «устойчиво по предсказуемости» и с высоким «качеством управления» (термины ДОТУ) продолжить Его Дело по возрождению самодержавия народов России. Напомним, что термин САМОДЕРЖАВИЕ, прежде всего, характеризует то положение, что держава САМА определяет и ДЕРЖИТ курс своего развития. В проклятых 1917 и 1991 годах, с надгосударственного уровня управления были заранее подготовлены и осуществлены попытки внедрить нам ИНОДЕРЖАВИЕ. Попытка 1917 года закончилась в 1939…, а конец второй попытки тоже предопределён и, не заставить себя долго ждать, если мы все будем усиленно работать в этом направлении. Теория у нас есть!!!

Друзья, пока мы оставили без рассмотрения вопрос о созданной на основе материалов ДОТУ Концепции общественной безопасности (КОБ). Считаем, что это будет целесообразно сделать только после того, как большинство из вас прежде прочитают и поймут текст самой книги. Также считаем, что только с позиции ДОТУ, возможно, выявить и «разгрести», весь, вследствие чьего-то личностного субъективизма, «нанесённый в КОБ мусор» и сделать её по настоящему полезной для нашего общества. Для начала, хотя бы задайтесь вопросом: Почему в книге «Язык наш» отсутствует привязка русского языка к русскому же, божьему методу концентрации управления? Почему в ней нет и намёка на статью Сталина «Марксизм и вопросы языкознания»? Почему извращается роль РПЦ, которая, как бы то ни было, но с уровня фактологического приоритета на определённом этапе всё же устойчиво по предсказуемости обеспечила построение России Цивилизации? Почему этот факт понимал Сталин и соответственно, возрождал Русскую Церковь, а марксисты-троцкисты 20-30 годов, Никитка Кузькина Мать и ряд концептуалов, изо всех сил пытаются её опорочить? «Вопрос, конечно интересный…»

Поэтому ещё раз! ДОТУ во главу угла!

Ну а что же «пан» Юзик, с рассказа о жалком поэтическом творчестве, которого мы и начали наш предыдущий раздел? В средине девяностых представители ЕБНовских Средств Массовой дезИнформации вытащили пан Юзика из-за «бугра» и взяли у него интервью, которое и было показано на первом канале центрального телевидения. Журналюга-западник задавал вопросы, а «пан» Юзик на них отвечал. И тут выяснилось, что «сдёрнувший «за бугор» хрущевский «оттепельщик», напрочь забыл русский язык! Он рассказывал о том, как хорошо живется в Америке, как хорошо быть банкиром и при этом никак не мог вспомнить звучание многих русских слов. Юзик постоянно путался, переходил на английский и при этом каждый раз переспрашивал журналюгу о том, как очередное забытое им слово звучит на русском языке… Жалкий финал! Впрочем, кому как, ведь русским человеком пан Юзик никогда не был и Россию, как и многие его «сотоварищи», никогда своею Родиной не считал. Для всех этих уродов; марксистов-троцкистов, марристов, рапповцев, «оттепельщиков», «дерьмократов» и пр. западных холуёв — Россия всегда была, есть и останется лишь объектом атаки в объемлющем сценарии Запада по разрушению и уничтожению нашей дорогой Отчизны. Мечтать не вредно «господа»!

Ссылки:

(Продолжение следует)

Запись опубликована в рубрике ВП СССР, Норченко Игорь Кириллович, Отделим зернии от плевел, Управление, “Без теории нам смерть!” И.В.Сталин с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.