А.Д.Нечволодов: От разорения к достатку

Из этого вывод: строить денежную систему, которая должна служить единственно для облегчения обмена реальных человеческих ценностей, основываясь на принципе неизменной стоимости золота, во-первых, нелепо, во-вторых безумно, так как вследствие ничтожного его количества, сравнительно с потребностями человечества в знаках обмена, его всегда придется занимать под процент, которые автоматически накапливаясь в нем и привели уже человечество к неоплатным долгам его владельцам, так как долги эти во много раз превышают все его количество, обращающееся в монетах, а обязательства уплаты процентов по ним также золотом, автоматически же увеличивает безнадежность положения, так как прогрессирующий рост их идет неизмеримо скорее, чем накопление золотого запаса из недр земли.[1]

Из положения этого, при существующей денежной системе, выйти нельзя, несмотря на непосильную работу, недоедание и нищету, в которую, сохраняя ее, неизбежно впадает человечество, разрушив при том все свои нравственные устои. (Все эти выводы А.Д. Нечволодова — были учтены И.В. Сталиным, который ввёл бумажные деньги, в сущности, невыразимые на золото и «отстроился» от «золотого стандарта», что и обусловило мощный рост экономики России-СССР — прим. ред.).

Вот основная и притом единственная тайна могущества масонов, старательно замаскированная ими от непосвященных, их официальным, «якобы научным», по словам масонского протокола № 23, «руководством в финансовой науке».

«Итог наших действий разрешится вопросом цифр» — читаем мы в этом же протоколе.

Раскрытие этой тайны — объясняет поразительную связь между тайным учением Тамплиеров, франсмасонством, теориями научного социализма Карла Маркса и Лассаля, и современной смутой в России.

Тамплиеры были жидовствующие рыцари, поклонявшиеся в своих тайных ритуалах Веельзевулу под видом черного козла «le boueq de Baphomet»[2], и обладали несметными богатствами, так как вели ростовщическую торговлю золотом, которое употреблялось как деньги.

Французский король Филипп Красивый Валуа, уничтожил в 1314 году орден, отобрал все его богатства и заживо сжег Якова Молэ — последнего гроссмейстера ордена.

Франсмасоны в своих ложах постоянно совершают символическую казнь над манекеном Филиппа Красивого[3].

Карл же Маркс в первой главе «Капитала» (том I стр. 58), доказав формулами необходимость золотых денег, как «общественной эквивалентной формы всякого товара», и приведя, в виде насмешки, по этому поводу латинскую цитату из Апокалипсиса: «И он сделает то, что всем малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам положено будет начертание на правую руку их, или на чело их, и что никому нельзя будет не покупать, не продавать, кроме того, кто имеет начертание, или имя зверя или число имени его», говорит затем далее: «задолго до экономистов, юристы пустили в ход представление о деньгах, как простых знаках и о воображаемой только стоимости благородных металлов, все это в виде сикофантской услуги королевской власти, права которой на подделку монет они защищали в течение всех средних веков на основании традиций Римской Империи и понятий о деньгах, выраженных в пандектах. «Чтобы никто не мог и не смел сомневаться», говорит их талантливый ученик Филипп Валуа «в декрете 1346 года», «что только нам и нашему королевскому величеству принадлежит денежное ремесло, делание и всякое распоряжение, касающееся денег, назначения им курса и такой цены, как нам заблагорассудится. Декретирование денежной системы по Римскому праву принадлежало Императору. Было положительно запрещено поступать с деньгами как с товарами. Деньги же никому не следует покупать потому, что они как находящиеся в обыденном обращении не могут быть товаром[4].

В изданной ныне анонимной брошюре «Царь-Голод» (Изд. Н. Парамонова. «Донская речь». В Ростове-на Дону) на стр. 18-19, девальвация, временами совершенно неизбежная и всегда благодетельная для населения. Объясняется так: «Так то вот частенько и в России надувала царская казна своих подданных. Если взять теперь старые золотые пятирублевки да посравнить с нынешними, то не трудно увидеть, что в старых золота больше и стоят они дороже, хоть и написана на них та же цена. А если взять да разобрать подробно, как явились настоящие и бумажные деньги. То и окажется, что все это было сплошным незаметным обиранием казной своих подданных. Нетрудно было увидеть, что фальшивые монетчики своего ремесла сами не выдумывали. А только переняли у иных высших особ».

Франц Энгельс, в примечании № 107 к первой главе, I тома Капитала, 4-го издания 1890 года, доказывая что деньгами должно быть только золото, определяет наступившее понижение серебра отнюдь не его деноминацией, про которую он не говорит ни слова, не смотря на то, что в 1890 году, она давно уже последовала в Западной Европе и Соединенных Штатах и давно уже принесла свои гибельные плоды в экономической жизни народов. Наоборот, он говорит по поводу этого понижения следующее: «Около 25 лет тому назад отношение стоимости золота и серебра = 15 1/2 : 1, теперь оно около 22 : 1 и стоимость серебра по отношению к золоту все еще продолжает падать. Это есть главным образом, следствие переворота в способе производства обоих металлов. К этому присоединилось относительное уменьшение потребности в серебре, которое, для предметов потребления и роскоши, стало заменяться накладным серебром, алюминием и т.п. В виду этого, можно судить об утопизме представления биметаллистов. Когда они уверяют, что помощью принудительного международного курса, можно привести стоимость серебра к прежнему его отношению 1 : 15 1/2. Раньше чем это произойдет, возможно, что серебро все более и более будет терять на всемирном рынке свое денежное значение[5].

Эти сопоставления проливают свет на все.

Замечательно также, что вожди социализма, призывая пролетариев всех стран к борьбе с существующим порядком и капиталистами, под последними разумеют только землевладельцев и фабрикантов, но ни слова не говорят — ни о банкирах, ни о биржах.

Кроме того замечательны также и следующие обстоятельства:

Вся современная энциклопедическая наука, усердно проповедывавшаяся в XVIII франмасонами Дидро, д,Аламбером и др., а в XIX веке распространяемая г.г. Мейером, Брокгаузом и Эфроном, провозглашает Франсиса Бэкона своим отцом, но нигде не говорит о том, что он был франсмасоном; а между тем, всвоей неоконченной книге «Новая Атлантида»[6], он, будучи первым министром королевства, описывает план государства, управляемого тайным обществом. «Остров «Бензалем» управляется монархом и парламентом, подчиненными в действительности тайному обществу «Соломонова храма», скрывающим свое назначение под видом ученого союза. Эти тайные руководители добиваются всемирного владычества. Для этого надо разослать своих агентов по всем странам: пусть они учреждают всюду отделения «храма Соломонова»; пусть под прикрытием гуманитарных идей разрушают семью, религию и патриотизм народов».

Поразительно то, что Бэкон никакого серьезного открытия в науке не сделал; то что он писал, было иногда так нелепо, что Лассаль в своем переводе на немецкий язык искажал текст Бэкона, чтобы скрыть эти нелепости.

Адам Смит сказав на стр. 115 кн. 2, «Богатства народов», «что простой здравый смысл указывает — богатство страны заключается в ценности годового производства ее земли и труда, а не в количестве обращающихся в ней драгоценных металлов» тем не менее в кн. I на стр. 130, говорит: «во всех странах мира корыстолюбие и несправедливость Государей и Правительств, злоупотребляли доверенностью подданных, и мало помалу уменьшили действительное количество металла, первоначально заключающегося в монетах. При содействии таких мер, прибегавшие к ним Государи и Правительства приобретали, по-видимому, возможность заплатить свои долги и исполнить свои обязательства меньшим количеством денег, в сравнении с тем, какое им было необходимо для этого; но это было только по-видимому, потому что в действительности, они ограбили у своих заимодавцев часть принадлежащего им имущества. Такое же право было предоставлено и всем другим должникам в Государстве, которым открыты были средства уплачивать тою же нарицательной и искаженной монетой за все, что им было уступлено по прежней стоимости монеты. Поэтому такие меры всегда были выгодны должникам и разорительны для заимодавцев».

После этого, доказав убыточность, а потому и бесполезность разработки серебряных и золотых рудников[7], Адам Смит построил всю свою теорию «О богатстве народов», которую обессмертил Пушкин следующими словами:

«. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Как государство богатеет

И почему не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет».

Теория эта на практике, как известно, привела именно к тому, что Англия, имевшая золото, но не имеющая этот продукт — разоряются все более и более.

Произошло это потому, что Адам Смит скрыл ростовщическую силу золотых денег.

Что Адаму Смиту несомненно были известны тайны масонства, помимо приведенного выше, доказывают также иего близкие отношения с французскими франсмасонами — Мирабо и энциклопедистами.

Его биограф Бланки рассказывает, что перед смертью он приказал сжечь множество рукописей и это было самым точным образом исполнено его друзьями.

«Не подлежит сомнению, — говорит Бланки, — что в продолжении многих лет, он заботливо следил за развитием французской школы экономистов (которые почти все были масонами[8]), и что из Парижа шла часть вдохновения, одушевлявшая его во время работы над его великим произведением».

За свои политические и нравственные убеждения, Адам Смит в 1784 году был предан анафеме — Норвичским епископом Горном.

Приведенные выше сопоставления, наши предыдущие исследования о золотых деньгах, а также выдержки из «древних и современных протоколов Сионских мудрецов всемирного общества франсмасонов» не оставляют никакого сомнения в том, кто верховные главари масонов, какая их цель и в чем единственная тайна их сил.

Ясна также и роль английских ученых и государственных людей, с которыми главные руководители по сооружению «храма Соломона» — соединились много веков назад.


[1] Все вышеприведенные выше положения относятся, разумеется, целиком и к серебру, которое перед золотом имеет лишь то преимущество, что система, построенная на нем, допускает больший выпуск бумажных денег необеспеченных металлом, и поэтому представляет меньшие опасности, вследствие громоздскости серебра, в смысле одновременного предъявления к размену громадных сумм бумажных денег, — чем золотая система.

[2] Eliphas Levy. «Dogme et Rituel de la Haute Magia». «Historia de la Magia». D. Margiotta. «Le satanisme dans la haute franmaconneria Confession d,un trente troisieme».

[3] «Франсмасонство и Государственная измена» Н. Л.

[4] Капитал. I. Стр. 62, примечание 46.

[5] Как будто Энгельс предвидел, что в 1892 году новый русский министр Финансов Статс-Секретарь Витте начнет свою деятельность с искусственной фиксации курса рубля для перехода на золотую валюту.

[6] «Le Secret de la franc-maconnerie», стр. 26.

[7] «Редко можно встретить человека, который составил себе состояние, разработкой серебряных рудников, но еще реже случается, чтобы кто разбогател от разработки золотого рудника». Кн. I, стр. 357.

[8] См. Maurice Talmeyr. «La Franmaconnerie et la Revolution francaise».

Запись опубликована в рубрике Экономика с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: А.Д.Нечволодов: От разорения к достатку