А.Д.Нечволодов: От разорения к достатку

Казалось бы, ничто не мешало считать и впредь деньгами оба металла, запасов коих было свыше чем на 13.000.000.000 долларов, т.е. свыше чем 26.000.000.000 рублей.

Но случилось иначе.

В 1873 году — Германия получила в золоте пятимиллиардную контрибуцию с Франции.

По совету еврея Бамберга. Правительство решило перейти на золотую валюту, т.е. не считать впредь серебро деньгами.

За Германией в 1873 году последовала Франция и Соединенные Штаты, а затем и все государства, кроме Мексики и Китая.

Таким образом серебро было демонитизировано, т.е. лишено значения денег.

К чему это привело — ясно само собой; денег сократилось вдвое и теперь вместо 26.000.000.000 рублей денег в драгоценном металле, каковое число было в 1873 году, несмотря на прирост золотого запаса из недр земли, имеется во всех государствах, как уже было указано выше, всего лишь 20.000.000.000 рублей золота. Это разумеется повело к сильному вздорожанию денег, причем вздорожание это, вследствие ежегодного прироста населения, достигает все больших и больших размеров.

Неисчислимая выгода из этого, извлекают, конечно, только одни торговцы золотом; цены же на все товары, т.е. на труд человечества, все падают и падают, а потому оно и должно употреблять все большее и большее количество его, на уплату процентов и погашения всех своих раньше заключенных долговых обязательствах коих хранятся у торговцев деньгами, при чем сумма этого долга при переходе на золотую валюту, оставаясь то же по величине, одновременно с признанием золота единственными деньгами, как бы сама собою, перешла на золото-же.

Поэтому, задолженность золотом сразу увеличилась в громаднейшую сумму всех прежних долгов человечества.

Уменьшение денежных знаков, в виду демонитизации серебра, немедленно повело все страны к ужаснейшим сельскохозяйственным кризисам[1], но только немногие светлые головы поняли сразу причины этих кризисов[2].

Когда в 1880 году, землевладелец и финансист Кардорф произнес в германском Рейхстаге свою первую речь в пользу возвращения к биметаллизму, докладывая, что золотая валюта разоряет земледелие и промышленность, он был освистан.

Только один фельдмаршал Мольтке подошел к нему и сказал, что его удивляет, как Кардорфа не могли понять, так как «то, что он говорил было также ясно, как учебник артиллерии».

В 1895 году, т.е. как раз тогда, когда Россия готовилась перейти на золотую валюту, бедствия причиняемые этой валютой, были уже вполне сознаны большинством наций Западной Европы и Америки; тот же Кардорф, в 1895 году, был уже понят Рейхстагом, потребовавшим большинством 2/3 голосов от Соединенных Правительств — принять энергичные меры к восстановлению свободной чеканки серебра, так как видел в этом единственное средство выйти из тяжелого всеобщего кризиса, потрясающего экономическую жизнь страны и разоряющего земледелие и промышленность.

Но вопрос этот не зависел уже от решения одной лишь Германии, неосторожно признавшей в 1873 году деньгами — золото, и заковавшей в нем все свои долговые обязательства.

Если бы одна Германия, вовсе не имеющая собственных золотых копей, перешла к биметаллизму, то эта мера привела бы только к полному уходу золота из обращения, а затем короли биржи понизили бы до страшных размеров стоимость серебра, коим покупалось бы у них же золото, необходимое на уплату % и погашения по долгам, переведенным опять таки у них же в портфелях — на золото.

Достигнуть же международного соглашения по этому вопросу — представляется делом неимоверно трудным, так как в парламентах Англии, Франции и Соединенных Штатов, всегда имеются могущественные партии, поддерживающие интересы международных торговцев деньгами[3].

В 1895-1896 г.г., Бальфур и Гошен в Англии, Мелин, Ганото, Кошери и Лубе — во Франции, Мак Кинлей — в Америке были убежденными биметаллистами, но именно из-за приведенного выше обстоятельства, все их пожелания о возвращении к биметаллизму — остались без результатов.

Особенно интересна история борьбы о возвращении к биметаллизму в Соединенных Штатах, в 1896 году.

В этом году должны были производиться новыевыборы президента.

Первоначальными кандидатами были: ставленник банкирской партии и сторонник золотой валюты Мортон и сторонник возвращения к биметаллизму, при условии международного соглашения на это, Мак-Кинлей.

В это время как раз, 9 июня 1896 года в Чикаго, появился молодой адвокат из Небраски — Брайен, который выставил положение: «Нам нет надобности ждать согласия Европы, чтобы вернутся к биметаллизму; Америка достаточно сильна, чтобы одна своими силами снять своих граждан с золотого креста, на котором распинают их сторонники золота.

Речь Брайена подняла половину Соединенных Штатов и привлекла на его стороны все земледельческие классы, которые выставили его кандидатуру на пост президента и стали проводить ее самым горячим образом.

В лице Брайена явилась грозная опасность для банкиров.

Опасность была также велика, что они немедленно отказались от своего кандидата Мортона, а присоединились всеми силами к агитации в пользу Мак Кинлея, ставившего своею программою тоже возвращение к биметаллизму, но более осторожное, при условии международного соглашения.

По своем избрании, Мак-Кинлей тотчас же начал проводить в исполнение свое обещание и послал в 1897 году в Европу сенатора Волькотта и г.г. Пена и Стивенсона, чтобы прозондировать почву для международного соглашения по проведению биметаллизма.

Миссия эта посетила Бельгию, Францию и Англию, встретила массу сочувствия и обещаний полной поддержки от многих государственных людей и вернуласьдомой с самыми розовыми надеждами на скорое восстановление биметаллизма.

Но, по причинам, уже указанным выше, восстановление это не состоялось.

В то время как раз, когда в германском Рейхстаге 2/3 его членов поняли, наконец, Кардорфа о необходимости возвращения к биметаллизму, а вся земледельческая Америка всеми силами проводила на пост президента, никому раньше неизвестного молодого адвоката, обещавшего ей спасти нацию от распятия на золотом кресте, в это время как раз, нашим Министром Финансов Стат-Секретарем Витте был испрошен ВЫСОЧАЙШИЙ Указ от 29 августа 1897 года, о введении унас золотой валюты; при этом, как я уже указал, вес нового рубля, предварительно искусственно фиксированного с 1892 года, путем внешних займов, в курсе 2 2/3 франков золота, — был определен в 17,424 долей чистого золота.

Одновременно с переходом на золотую валюту, мы перевели на новый рубль весом в 17,424 долей золота и все наши прежние долговые обязательства, заключенные в серебряных рублях, весом в 4 золотника и 21 долю серебра, согласно манифесту 20 июня 1810 года.

Этим же новы золотым рублем должна была впредь производиться расплата и по всем ранее заключенным частным обязательствам в рублях серебром, так как с введением нового закона, серебро демонтизировалось и осталось лишь разменной монетой, без всякой оговорки.

А из этого получилось следующее: один только наш государственный долг по внутренним займам, перешедший большей частью в руки заграничных банкиров, составлял в 1897 году — 3.000.000.000 рублей, весом каждый 4 золотника 21 доля, а потому выражался весь в весе слитка серебра в 4.394.531 пуд.

Переводя же этот 3.000.000.000 долг на новый золотой рубль в 17,424 доли золота без оговорки, мы увеличили его вес в серебре на 1.581.469 пудов, так как в 1897 году — рубль в 17,424 доли золота соответствовал не рублю в 4 золотника 21 доля серебром, а почти 7-ми золотникам серебра.

Этим правительство добровольно увеличило наш государственный долг на стоимость всего количества 1.581.469 пудов серебра, т.е. на 1.600.000.000 рублей и при том в долговом обязательстве уже на золото.

Казалось бы, правительство имело полное нравственное право при переходе на новую валюту указать в новом законе по этому вопросу, что старые обязательства, в серебряных рублях в 4 золотника 21 доля, — будут расплачиваться по стоимости серебра этого же веса, и что в стоимости серебра этого же веса могут погашаться и все частные сделки, заключенные до нового закона.

Владельцам обязательств, т.е. банкирам, это было бы не выгодно, но это было бы выгодно стране.

Указания этого однако не было, хотя об этом своевременно и раздавались энергичные голоса в печати.

Таким образом, с введением золотой валюты, мы не только, по примеру других стран, попали в тяжелую золотую кабалу, но и увеличили всю свою прежнюю задолженность на 50 %. На 50 же % произошло и увеличение ежегодного платежа % по этой задолженности, вследствие перевода их с рублей серебром весом 4 золотника 21 доля — на рубли золотом весом 17,424 доли.

Результаты закабаления нас в золото не замедлили проявиться с математической точностью: началось сейчас же необыкновенно быстрое разорение.

а). Количество денежных знаков сильно сократилось.

Действительно, в 1857 году, когда в России было еще натуральное хозяйство, а число жителей не превышало 75.000.000 человек — денежных знаков было на 1.835.000.000 рублей, а к 1-му января 1899 года, при уже давно совершившемся переходе от натурального хозяйства к денежному и при увеличении численности населения до 130.000.000 — денежных знаков было всего на 1.317.000.000 руб.[4], то есть по 10 руб. Или 25 франков на каждого жителя, когда в том же 1899 году, в остальных государствах, денежных знаков на каждого жителя приходилось:

в Австрии . . . . . . . . . . . . 50 франков
в Италии . . . . . . . . . . . . 51 франк
в Германии . . . . . . . . . . . 112 франков
в С.-Штатах . . . . . . . . . 115франков
в Англии . . . . . . . . . . . . 136 франков
во Франции . . . . . . . . . . 218 франков

 

б) Для удержания золота в стране, вывоз стал производиться самым усиленным темпом.

Средний вывоз за пятилетие 1892-1896 г.г. составлял . . . . . . . 571.000.000 руб. в год[5]
Тот же средний вывоз за пятилетие 1897-1901 г.г. уже . . . . . . . . . 648.000.000 руб. в год
Вывоз за один 1902 год уже . . . . . 783.000.000 руб. в год
В 1903 же году он достиг . . . . . . . 902.000.000 руб. в год

 



[1] У Бутми в «Золотой Валюте» приведены необыкновенные красноречивые таблицы, показывающие падение цен нахлеб, вследствие принятия золотой валюты.

[2] Так Мексика, сохранившая под влиянием своего гениального президента Порфирио Диаза — в основании своей денежной системы серебро, стала всемерно богатеть, так как серебро демонитизированное в других странах, сильно подешевело, почему все ее товары вздорожали в единицах ее валюты; это привлекло необыкновенное количество серебра в страну и дало ей возможность развить все отрасли своей промышленности.

[3] Анатоль Франс писатель вполне антиклерикальный, тем не менее в своем «L,Orme du Mail» дает яркую картину всемогущества евреев и масонства во Франции, а о влиянии Ротшильдов на избирательную кампанию в английский парламент — говорилось очень много в са же парламент в начале 1906 года.

См. также De la Rive. «Le juif dans la franmaconnerie». Leo Taxile. «La franmaconnerie devoilee et expliquee».

[4] Вестник Финансов 1899 г. № 1.

[5] По данным «The statesman,s Year Book» на 1904 год. По данным Деп. Там. Сборов цифры вывоза еще значительнее.

Запись опубликована в рубрике Экономика с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: А.Д.Нечволодов: От разорения к достатку